Юдифь Самойловна Глизер

Юдифь Самойловна Глизер

Народная артистка РСФСР

(10 (23)февраля 1904 – 27 марта 1968)

Артистка

В Театре Революции – Театре Драмы – Театре им. Вл.Маяковского работала с 1928 по 1968 г.

Училась в студии 1-го Рабочего театра «Пролеткульта» (Москва).
В 1921–1928 годах – актриса 1-го Рабочего театра «Пролеткульта» (Москва), с 1928 года –  актриса Московского театра Революции (ныне Театр имени Маяковского).

Народная артистка РСФСР (1954) 

Юдифь Глизер – актриса необычайной, титанической самобытности. В ее оригинальнейшем творчестве жили магия и величие сценического гротеска, находчивость, ловкость и смелость театрального эксцентрика. Её неистовый темперамент опрокидывал, сметал все привычные театральные представления, предельная резкость, укрупненность рисунка многих её ролей ошеломляла, удивляла, но и почти всегда убеждала, ибо сама актриса была яростно, упрямо, полемически убеждена в том, что делала на сцене.

Уже в первой роли (Танцовщица – «Мексиканец» поДж. Лондону) проявилась основная черта дарования актрисы – стремление к предельной сценической выразительности, обобщению, глубине психологического анализа. Мастер сценического перевоплощения, Глизер создала ряд законченных типических образов, отмеченных богатством жизненных наблюдений, остротой и смелостью сценических решений, внешней выразительностью. Роли: Скобло, Глафира («Власть» 1927, и «Инга», 1929, Глебова), Кикси («Улица радости» Зархи, 1932), Цезарина («Искусство карьеры» Скриба, 1936), королева Елизавета («Мария Стюарт»,1940), Констанция («Обыкновенный человек» Леонова, 1945), Лавиния («Леди и джентльмены» Хелман, 1949), Рахиль («На Западе бой» Вишневского) и др.

В 1960 Глизер создала сложный, глубоко трагический образ мамаши Кураж («Мамаша Кураж и её дети» Брехта). Глизер выступает также как режиссёр; участвовала в постановке спектаклей «Искусство карьеры» Скриба, «Последние» Горького (1937). 

Юдифь Самойловна всегда безбоязненно стремилась к предельной психологической и пластической выразительности. Играть в гротесковой манере опасно и трудно, это все равно, что ходить в цирке по натянутому канату или проволоке – можно свалиться в бесславие нарочитости, наигрыша, кривляния. Этого никогда не случалось с Глизер, она была правдива и убедительна в самых рискованных сценических преувеличениях. У нее был особый и редкий природный дар большой эксцентрической актрисы. Сила таланта позволяла ей быть творчески дерзкой, решительно отстаивать право на свой, ни на кого не похожий театральный язык.

Б. Львов-Анохин

роли в спектаклях

фотоальбом упоминание в прессе