Фаина Георгиевна Раневская

Фаина Георгиевна Раневская

Народная артистка СССР

(27 августа 1896 – 19 июля 1984)

Артистка

В Театре Революции – Театре Драмы работала с 1943 по 1949 гг.

Народная артистка СССР

Фаина Георгиевна окончила таганрогскую Мариинскую женскую гимназию. Увлекалась театром с 14 лет. Окончив гимназию, посещала занятия в частной театральной студии А. Ягелло (А.Н. Говберга).

В 1915 году уехала в Москву. Раневская жила в маленькой комнатке на Большой Никитской. Именно в эти годы она знакомится с Мариной Цветаевой, Осипом Мандельштамом, Владимиром Маяковским, происходит её первая встреча с Василием Качаловым.

Окончила частную театральную школу.
С 1915 года – актриса театров Подмосковья, Крыма, Ростова-на-Дону, Архангельска, Смоленска и других городов.
В 1929-1930 актриса Бакинского рабочего театра.
В 1931-1935 годах – актриса Камерного театра. 
В 1935-1939 годах – актриса Центрального театра Красной Армии. 
В 1943-1949 годах – актриса Театра драмы (ныне театр имени Вл. Маяковского). 
В 1949-1955 годах и в 1963-1984 годах – актриса Московского академического театра имени Моссовета. 
В 1955-1963 годах – актриса Московского театра имени А.С. Пушкина.

Дебютировала в кино в 1934 году в фильме Михаила Ромма «Пышка».

Принимала участие в озвучивании мультфильмов (Фрекен Бок в «Карлсон вернулся»).

Заслуженная артистка РСФСР (1937).
Народная артистка РСФСР (1947).
Народная артистка СССР (03.03.1961).

Ушла из жизни 19 июля 1984 года в Москве после инфаркта и пневмонии. Похоронена актриса на Донском кладбище столицы (4 участок).

Редакционным советом английской энциклопедии «Кто есть кто» («Who is who») включена в десятку самых выдающихся актрис ХХ века (1992).

ПРИЗЫ И НАГРАДЫ


Лауреат Сталинской премий СССР:
1949 – за исполнение роли жены Лосева в пьесе А.П. Штейна «Закон чести» на сцене Московского театра драмы.
1951 – за исполнение роли Агриппины Солнецовой в пьесе А.А. Суворова «Рассвет над Москвой».
1951 – за роль фрау Вурст в фильме «У них есть Родина».

Награждена:
1947 – орден «Знак Почёта»
1950 – орден Трудового Красного Знамени.
1967 – орден Трудового Красного Знамени.
1976 – орден Ленина.

 

Фаина Георгиевна Раневская за свою творческую жизнь сменила несколько театров, она была актрисой-странницей, мучительно и требовательно искавшей подходящую «среду обитания». Дольше всего она пробыла в Театре им. Моссовета, актрисой которого и кончила свои дни.

До прихода в Театр Революции – Театра Драмы, где Раневская работала с 1943 по 1949 г., она играла в нескольких провинциальных театрах, служила в Московском Камерном театре, где с огромным успехом играла роль Зинки в пьесе М. Кулиша «Патетическая соната».

На до сказать, что огромный талант Ф.Г. Раневской не нашел настоящего применения на сцене Театра Революции – Театра Драмы. Коротенький список ее ролей почти анекдотичен по отношению к такой выдающейся актрисе.

А. Чехов «Пёстрые рассказы» - Щукина; Н. Погодин – Полукарпова; А. Файко «Капитан Костров» – Василиса Федотовна; А. Штейн «Закон чести» – Нина Ивановна; А. Фадеев «Молодая гвардия» –  бабушка Вера.

В пьесе Штейна Раневская ярко, может быть, ярче всех в спектакле играла роль наглой, агрессивной мещанки, сварливой и глупой дамы.

Но одну роль в Театре Драмы она сыграла замечательно, на уровне своего великого таланта. Это была Берди в «Лисичках» Л. Хелман.

Раневская вела потрясающий рассказ об одинокой, израненной женской душе. Нельзя было забыть ее глубокий виолончельный голос, ее полные смертельной тоски и страха, широко распахнутые, чуть выпученные глаза животного, которого гонят на бойню, взгляд уже нечеловеческий от нечеловеческой боли. Глаза, почти всегда наполненные слезами. Эта жуткая безысходность, бездна отчаянья женщины, которую безнаказанно бьют по лицу, которая не знала не одного счастливого дня в своей жизни, смотрела из огромных бездонных глаз Раневской.

Через много лет нечто подобное сыграла она в роли Люси Купер в спектакле «Дальше тишина».     

В униженной, жалкой , дрожащей от страха Берди Раневской тем не менее было какое-то странное величие. На одном из листочков , хранящих отрывочные записи Фаины Георгиевны, есть такая: «Не знаю большего величия, чем доброта…» Именно величием и была наделена Берди-Раневская, в  самой ее безответственности ощущалась какая-то «королевская» недосягаемость, аристократизм души, содрогающейся от хамства, грубости, плебейской наглости. Раневской была дорога эта роль.

 

Борис Львов-Анохин  


роли в спектаклях

фотоальбом упоминание в прессе