19 Июля 2016

Итоги сезона глазами критиков. Часть 3

По традиции летом «Театрал» просит экспертов выделить главные направления текущего процесса:

1. События.

2. Разочарования.

3. Тенденции.

Первые опросы респондентов читайте в выпусках от 7 июля и 12 июля. Перед вами - следующая часть.

Марина Райкина, редактор отдела культуры «Московского комсомольца»:

1. Несколько важнейших событий. В Москве появилась новая сцена и театр. Оба числились в долгострое и без перспективы счастливого завершения – новая сцена Вахтанговского театра и «Геликон-опера». Первую строили 13 лет, реконструкция «Геликона» шла чуть меньше – 8, но тоже утешения мало. Может культурные объекты так бы и оставалось в замороженном виде на века или до захвата ловкими дельцами с дальнейшим их переформатированием, если бы не личностный фактор. Два человека, которые сделали это – Дмитрий Бертман и Кирилл Крок. Это их победа над косностью, ненавистью, бездействием – в общем, над совком. Спасибо им! Это то, что теперь останется нашему городу навсегда.


Второе. Театр «Студия современного искусства» под руководством Сергея Женовача стал федеральным театром. Что означает одно: угроза исчезновения замечательного театра в связи вынужденным прекращением финансирования труппы бизнесменом Гордеевым миновала. И, наконец, не может меня не радовать появление новых совсем молодых актеров, в которых уже угадываются будущие звезды. В Театре им. Маяковского это Вера Панфилова, в «Табакерке» – Павел Табаков, в «Студии театрального искусства» Сергея Женовача – Андрей Назимов.

2. Мне не нравится, что в театральном сообществе (в основном, в его критической массе) агрессия и нетерпимость к чужой позиции и мнению зашкаливает. Из театра уходит его основа – любовь. Вместо того, чтобы радоваться успехам своих коллег, появился тренд – искать и даже желать поражений.

3. Тенденции, которые мне представляются не столько вредными, сколько весьма опасными для искусства вообще и театрального в частности. Оценка художника, исходя из его политических взглядов и участию в политической жизни. Когда либеральные взгляды творцов гарантируют высокий балл и статус (интернет, не подконтрольные государству СМИ, премии), даже если зрелище, ими произведенное, сомнительного качества. Мы все чаще стали путать свободу и ее разные степени с пошлостью.

Ирина Алпатова, независимый критик:

1. Пребывание в статусе независимого критика предполагает постоянные поездки по стране, поэтому в этом сезоне довелось увидеть далеко не все спектакли Москвы и Петербурга, о которых много хорошего говорили коллеги. Из увиденного отмечу постановку «Дом, который построил Свифт» в московском Театре им. Пушкина. Евгений Писарев поставил спектакль о вечном сумасшествии мира и не менее вечном торжестве театра, который способен переосмыслить и переиграть любую бредовую ситуацию так, чтобы вновь захотелось жить.


Сильные впечатления оставили «Бунтари» Александра Молочникова в МХТ, «Идиот»Максима Диденко в Театре Наций, спектакль Дмитрия Крымова «Евгений Онегин. Своими словами» в «Школе драматического искусства».

В этом сезоне посчастливилось встретиться с выдающейся актерской работой. Говорю обАлександре Збруеве, сыгравшем Рогожина в спектакле «Князь» Константина Богомолова в «Ленкоме». Сам спектакль, кстати, тоже один из лучших в сезоне. Но Збруев сделал почти невозможное.

Что же касается провинции, то гвоздем нынешнего сезона стал спектакль «Три сестры»Тимофея Кулябина в новосибирском «Красном факеле». Хрестоматийный сюжет Чехова рассказан актерами на языке жестов. При этом партитура чеховского текста осталась в неприкосновенности, просто из словесной стала пластической. И зрители могут в буквальном смысле слова «увидеть» этот текст, прочувствовать его, войдя вместе с персонажами в историю.

Настоящим открытием стал Русский театр драмы им. Бестужева из Улан-Удэ, который год назад возглавил молодой актер и режиссер Сергей Левицкий. В Театре им. Бестужева он сейчас успешно воплощает в жизнь не только творческие проекты, но и проводит своеобразную культуррегерскую политику. Его цель – сохранить прежнюю публику и привлечь новую, молодую, из студенческой среды. Ставит современную российскую пьесу («Фронтовичка» Анны Батуриной), спектакль-вербатим «Дежавю (посвященный памяти жертв политических репрессий), экспериментирует с нелинейным и визуальным театром, а заодно и с давно забытой пьесой («Анатэма» Леонида Андреева), сочиняет спектакль-променад по «Преступлению и наказанию» Федора Достоевского. Проводит зрительские обсуждения, придумал проект «Театральный лекторий», в котором уже принимают участие известные театральные критики. В театре проходит режиссерско-драматургическая лаборатория «Территория роста», посвященная пьесам и спектаклям для детей и подростков.

В заполярном Норильске в спектакле «Леди Макбет Мценского уезда» у режиссера Анны Бабановой получилось столь чистое и одновременно парадоксально сложное исследование человеческой природы, непознанной женской натуры, что все это выходит далеко за рамки искусства в жизнь. Центром сценической истории становится Катерина Измайлова – Маргарита Ильичева, и постепенно на все происходящее начинаешь смотреть ее глазами, воспринимать ее органами чувств, порой забывая об осуждении, не ужасаясь, но сочувствуя.

В новосибирском «Глобусе» Ирина Керученко поставила «Первую любовь» Тургенева». Талантливая ученица Камы Гинкаса владеет замечательным даром театрализации прозаического литературного произведения. Не прибегая к инсценировке или чтению вслух, она умеет быть тонким и точным переводчиком с литературного языка на сценический. И оба эти языка ничего не теряют, наоборот, обогащаются друг от друга. А центром спектакля у Керученко всегда становится актер.

Прекрасный спектакль по чеховской «Чайке» поставлен Антоном Милочкиным в Сарове Нижегородской области. Вышла очень любопытная, живая, нервная, современная постановка, причудливым образом соединяющая «новые формы» с традиционными. Этот спектакль словно бы поставлен самим Треплевым, проверяющим свои идеи на прочность. В той же Нижегородской области порадовал и Дзержинский театр драмы – спектаклем «Стеклянный зверинец» в постановке молодой актрисы Марии Шиманской, завершающей свое режиссерское образование в Щукинском училище. Шиманская с первой попытки прекрасно справилась с укрощением большой сцены, виртуозно вписав в нее (с помощью художника Ирины Евдокимовой) обычно играемую в камерном пространстве пьесу Уильямса. Режиссер поработала с театрализацией действия и пространства, «новыми формами» и традиционной «психологией, а также уверенно продирижировала» эмоциональным состоянием зрителей.

Вообще театры малых городов России продемонстрировали в этом сезоне удивительные открытия и мощные достижения. В этом можно было убедиться на прошедшем недавно в Вольске очередном фестивале театров малых городов, инициированном Театром наций.Денис Бокурадзе показал изумительный спектакль «Корабль дураков» по средневековым французским фарсам (театр «Грань» из Нижнекуйбышевска Самарской области), до колик смешной и удивительно тонкий, как не парадоксально это для жанра фарса. В нем ощущалась единая пластическая, ритмическая, интонационная партитура. А Дамир Салимзянов привез спектакль «Процесс» по Кафке из театра «Парафраз» города Глазова (Удмуртия), вписывающий современного человека в метафизический кафкианский сюжет. Спектакль умный, смешной и страшный одновременно, с превосходными актерскими работами, в первую очередь исполнителя главной роли Владимира Ломаева.

Хочется отметить еще и успех отечественного театра на крупных международных фестивалях, в том числе на Венском, где «Идеальный муж» Богомолова в МХТ и «Три сестры» Кулябина из «Красного факела», судя по зарубежной прессе, оставили очень мощное впечатление.

2. К счастью, подобных ощущений не испытала, поскольку независимый критик может заранее предположить, где он может с ними встретиться и избежать такой встречи.

3. Главной тенденцией остается наступление официальной идеологии на свободное театральное искусство. Разными способами, в том числе и с применением финансовой блокады. Вспомним историю с попыткой (отчасти удавшейся) переформатирования «Золотой маски», ситуацию с фестивалем NET, театральными журналами.

Проблемой становится постепенное вымирание театральной критики, особенно в печатном варианте. Значительно сократилось количество изданий, где можно опубликовать не только серьезную статью, но и просто рецензию. В уцелевших изданиях, например, журналах «Театрал», «Театр» и «Петербургский театральный журнал» (список можно продолжить) работают настоящие энтузиасты, вызывающие глубочайшее уважение. Но когда критик и редактор журнала вместо своей основной работы должен заниматься поиском финансирования, которое растворяется неизвестно где, это вызывает уже не жалость к достойным людям, а негодование. Не имея оплаты за свой не такой уж и легкий труд (гонорары мизерны или отсутствуют вовсе), театральные критики уходят в смежные профессии. И в результате всего этого может появиться не только выжженное поле профессии, но и целый период, очень интересный и значимый в театральном процессе России, останется «белым пятном», нигде не зафиксированным. Правда, об этом печалятся разве что сами критики.

«Театрал» продолжает опрос экспертов. Следующую часть читайте на сайте 26 июля. А для того, чтобы узнать, каким был сезон, по мнению зрителей (самого массового жюри), заходите на страницу премии «Звезда Театрала»

«Театрал»

Ссылка на источник:  http://www.teatral-online.ru/news/16206/