24 Июля 2016

Театр Маяковского представит в Израиле спектакль «Русский роман»

С 25 по 28 августа в рамках XI Международного фестиваля театра «Гешер» в Тель-Авиве будет показан спектакль Московского театра имени Владимира Маяковского «Русский роман».

В январе нынешнего года, в театре имени Маяковского, в Москве прошла премьера спектакля «Русский роман» по пьесе литовского драматурга Марюса Ивашкявичюса, в постановке художественного руководителя театра им. Маяковского Миндаугаса Карбаускиса. На одной сцене смешаны факты биографии Льва Толстого и как будто ожившие персонажи его романа «Анна Каренина». Спектакль представляет собой одновременно сложную и простую историю трагедии семейной жизни, понятную каждому. Это история женщины – знаменитой Софьи Андреевны, которая всю жизнь любила своего великого мужа, мучаясь, вместе с тем, от невыносимой ревности, понимая, что в жизни Льва Николаевича, далеко не всегда именно она стоит на первом месте. Толстой изменял Софье Андреевне неоднократно: с крестьянкой Аксиньей, со случайными женщинами и, по убеждению измученной страданиями жены, даже с героинями собственного романа. Режиссер и драматург пытаются осмыслить то, как безумная ревность может соседствовать с высшей степенью самопожертвования, как страсть не только не стихает с годами, а лишь разгорается с безудержной силой, приводя героиню в исступление. Это история семьи великого классика, представленная через общечеловеческие ценности, понятные каждому из нас.

В спектакле задействован звездный состав театра Маяковского, достаточно упомянуть трио актрис: Евгения Симонова в роли Софьи Андреевны, Мириам Сехон в роли Анны Карениной и Татьяна Орлова в неожиданной роли Черткова, своеобразного злого демона семьи Толстых.

По сегодняшним меркам, жене Толстого не позавидуешь – выйдя замуж за человека старше себя на 15 лет, родив ему 13 детей, пережив трагедию смертей пятерых из них, Софья Андреевна посвятила всю себя служению своему мужу. В ответ же вместо любви и заботы, она видела лишь бесконечную череду измен, страдания, унижения и боль. Что из этого было объективным, а что порождением ее измученного сознания? И все же, в лучших традициях «загадки русской души», авторы четко дают понять, что двигала Софьей Андреевной, даже в моменты отчаяния, безумная любовь к своему мужу, которая будто подпитывалась ее душевной болью.

Ивашкявичюс признался, что вряд ли решился бы дебютировать с написанием пьесы по-русски, если бы не обращение к эпохе Толстого, если бы не дистанция времени, которая позволила ему использовать неповторимый язык русского классика, который звучит со сцены музыкой для филологических эстетов.

В спектакле четко прослеживается самобытный стиль, который московские критики уже успели присвоить исключительно «альянсу двух литовцев» – Карбаускису и Ивашкявичюсу. Это с одной стороны юмор, ирония, элегантные и мягкие шутки и обаятельные «штучки», присущие выпускнику гитисовской школы режиссеру и выпускнику школы Петра Фоменко – драматургу.

Русский размах в спектакль привносит работа художника Сергея Бархина, который поместил на сцену стог сена, белую кафельную печь, венские стулья, стол с раздвижной серединой, а в качестве задника — уходящие ввысь огромные колонны.

«NEWSru.co.il»



Ссылка на источник:  http://www.newsru.co.il/rest/24jul2016/roman.html