Предложение для зрителей


EN

(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

Добротные таланты для поклонников

3 Февраля 2012

Добротные таланты для поклонников

Премьера по пьесе Островского в театре имени Маяковского

«Мы зависим от публики и должны исполнять ее желания», - этот грустный приговор театрального антрепренера из пьесы «Таланты и поклонники», написанной А.Н. Островским более 130 лет назад, так и остался не оспоренным. Для талантливейшего режиссера Миндаугаса Карбаускиса эта фраза на ближайшие сезоны станет девизом, ибо помимо собственно режиссуры и художественного руководства театром им. В. Маяковского ему придется примерить незавидную роль кризисного менеджера. Своим первым спектаклем в чине худрука Карбаускис доказал, что реверансы публике не тождественны низкопоклонству.

«Таланты и поклонники» - пьеса беспроигрышная, а потому ответственная. В ней актерам нельзя проигрывать свои роли, а режиссеру важно не затеряться в продуманном до мелочей мире автора, который своей убедительностью и вескостью осложняет всякие отступления от текста. В спектакле заняты Светлана Немоляева, Игорь Костолевский, Михаил Филиппов, ведь и название пьесы к участию талантов обязывает. Играют не фамилии, а прекрасные актеры, о которых ни хорошего, ни плохого не скажешь: похвала – очевидна и банальна, для критики же нет повода. Звездный состав, будем надеяться, привлечет зрителей в многообещающий театр, открывший новую страницу своей истории.

Сюжет, приоткрывающий театральный занавес с изнанкой закулисья притягателен и для зрителей, и для актеров. Афористичность и упоительность языка Островского - услада для отвыкших от музыки слова. Вот и режиссер не посмел редактировать автора и представил пьесу почти без сокращений, что растянуло спектакль на три с половиной часа. Впрочем, это большой подарок для тех, кто познакомится с пьесой впервые, а таких будет немало. Кажется, именно на «первопроходцев» и рассчитана премьера. Здесь все отвечает потребностям публики, но, игры на потребу удается избежать. Даже в программке для пущего удобства воспроизведен перечень действующих лиц с комментариями (точно по Островскому) кто, кого и даже как будет играть: например, напротив фамилии Великатов читаем «…ведет себя скромно и сдержанно…» и видим ровно то же в игре Михаила Филиппова. Так слово в слово, порой с озвученными ремарками и раскрутится история про то, как поклонники создают таланты, а талантам приходится отвешивать низкие поклоны. Падать ниц.

Художник Сергей Бархин создал лаконичную, но исчерпывающую декорацию, основу которой составил поворотный круг. На этой вращающейся платформе проходит жизнь провинциальной артистки Негиной (на эту роль из МХТ им. А.П. Чехова выписана Ирина Пегова), живущей в ожидании бенефиса, который находится под угрозой. «Крутится-вертится» как белка в колесе и ею крутят и вертят пожилые князья, губернские чиновники, помещики и студенты. Желают благодетельствовать, рядятся в попечители, заигрывают с актрисой. А ей, кажется, жизнь ее героинь понятней пьесы своей жизни. Ведь Автор не указал даже жанр.

Ирина Пегова с ролью, без сомнения, справилась, но отличить ее Негину от ее же чеховской Сони или платоновской Москвы Честновой затруднительно. «Голубая героиня» она разве что в красном платье обращает на себя внимание. Ее Негина – мещанка и не только по сословию. «Какие лошади, какие лошади!» - будет искренне восхищаться она умению подруги красиво жить. Только актерское дарование помогает ей с умным видом выслушивать нравоучения жениха-студента и глядеть в (на) книги, думая лишь о том, как добыть сносное платье к бенефису. Добыв наряд, о книгах вспомнит лишь, когда споткнется о них, бессмысленно валяющихся. Впрочем, кое-что из античной литературы артистка Негина, наверняка, успела заучить и знает, что талантом в древности именовали денежную единицу. Выгодно распорядиться своим талантом ей поможет Великатов.

Анна Ардова, знающая как заставить публику не сводить с себя глаз, благо и роль Смельской, артистки-кокетки, к тому располагает, легка, игрива, и наградой тому - аплодисменты во время действия. Из не слишком удачливых почитателей красоты таланта особенно хороши Виталий Гребенников и Даниил Спиваковский. Их словесная дуэль – одно из самых динамичных (каких немного) мест в спектакле. Ехидный и колкий губернский чиновник, обличающий полную несостоятельность вечного студента и «облезлого барина» (кажется, с него был списан чеховский Петя Трофимов) оказывается не отрицательным героем, а героем нашего времени. Слова и трактовка пьесы не изменились, исказилось восприятие. Вот и Негину, не без слез выходящую за выгодного жениха Великатова, публика не жалеет, напротив, радуется счастливому финалу. Философия carpe diem (лови момент) Горация актуальности не утратила.

Афиша спектакля (Андрей Бондаренко) заслуживает особого внимания. На ней строгий женский силуэт (явно не исполнительницы роли «Царь-девицы» в МХТ), по которому осью проходит стебель черной розы. Киноассоциация подсказывает, что «черная роза – эмблема печали». В спектакле будут и красные розы – эмблемы любви. Но это розы от поклонников, розы успеха, значит, если и есть здесь любовь, то только к сцене. «Не горе и слезы / Не тяжкие сны, / А счастья розы / Тебе суждены», - напишет Негиной ее самый верный и бескорыстный друг, пожилой бутафор Мартын Прокофьич (Ефим Байковский). Напишет тогда, когда вроде бы беды позади и от нового счастья отделяет лишь гудок поезда. Но розы, как известно, имеют шипы…

«Таланты и поклонники» - получился очень добротным и полновесным спектаклем. Талантливые пьеса, актеры, декорация, музыка. Грусть уравновешена забавой и наоборот. И все-таки зрителям знакомым с творчеством Миндаугаса Карбаускиса хочется вопросить словами Трагика из пьесы: «Где мой Вася?». В пьесе А.Н. Островского героя-режиссера нет, для театра годов оных, это было явление необязательное. В спектакле «Таланты и поклонники», несмотря на его бенефисность и популяризацию, режиссер есть, хотя, кажется, что он хочет остаться незамеченным.

Эмилия Деменцова, "Комсомольская правда"