Предложение для зрителей Маяковка — детям


EN
(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

И вечная зима

29 Августа 2012

И вечная зима

Под занавес прошедшего сезона Театр им. Маяковского выпустил премьеру «Любви людей» в постановке Никиты Кобелева — это имя стоит запомнить.

Для Никиты Кобелева, выпускника мастерской Олега Кудряшова, «Любовь людей» — московский дебют. Пьеса

25-летнего драматурга Дмитрия Богославского вошла в шорт-лист «Евразии», победила в интернет-голосовании «Конкурса конкурсов» «Золотой маски» и в конкурсе «Действующие лица-2012». На самом названии — «Любовь людей» — лежит отпечаток некоторой обыденности. И правда, таких историй, как рассказанная здесь, — пруд пруди. Постоянно и збиваемая мужем-алкоголиком Колькой (Вячеслав Ковалев), измученная страхом за ребенка (войдяв раж, пьяный папаша ошпарил его кипятком) Люська (Юлия Силаева) убивает мужа, скармливает свиньям труп и сходится с местным милиционером (Алексей Фатеев), влюбленным в нее еще со школьной скамьи.

Таких люсек в каждой российской тюрьме десятки. Но, оттолкнувшись от обыденного ужаса, молодой драматург берет курс на трагедию с мистическим привкусом. Новый муж готов принять Люську даже после ее чистосердечного признания в содеянном. Но к современной леди Макбет Мценского уезда является дух ее первого мужа, отца ее детей, — просветленный, заботливый, точно очищенный от грязи земной жизни. И в Люське впервые просыпается любовь, которую она не испытала ни с Колькой при его жизни, ни с верным, честным Сергеем. Для окружающих же она, беседующая ночами с мигающим экраном включенного телевизора, просто сходит с ума. А вместе с ней спивается и наливается злобой симпатяга Сергей — чтобы однажды в пьяном угаре задушить (или слишком сильно обнять) любимую Люську и повеситься рядом на ремне.

Никита Кобелев репетировал «Любовь людей» всего несколько месяцев, но актерский ансамбль получился такой, точно все расписались кровью в какой-то святой клятве. Но главное, он сумел поставить спектакль, не скатившись ни в постмодернистскую иронию, ни в чернуху, ни в настоящую трагедию. В том сонном, грязном, застрявшем в покорности и терпении, будто заколдованном кем-то царстве, где происходит действие, трагедия невозможна в принципе. Безысходность, тоска, вечная мерзлота и в природе, и в людях — но не трагедия. Ни бездетные Иван да Настя (Максим Глебов и Оксана Киселева), ни бойкая продавщица Машка (Анна-Анастасия Романова), так и оставшаяся бобылихой, ни матери главных героев (Надежда Бутырцева и Людмила Иванилова), что упорно склеивают разбитую чашку любви своих детей, не являются героями трагедии. И лишь эти двое, Сергей и Люська, вырвались из замкнутого круга зимнего терпения, прошли до конца некий путь, на который другие и ступить-то боятся. И нашли они на нем и свободу, и любовь — что поделаешь, если они оказались такими страшными.


Ольга Фукс
Журнал «Ваш Досуг» №34 (29 августа — 9 сентября 2012)