18 Февраля 2020

Игорь Костолевский сыграл постаревшего Мирою




Для Александра Вампилова тема отцов и детей была животрепещущей и – болезненной. Еще до рождения будущего драматурга его собственный родитель угадал, что сын будет писателем, и назвал ребенка в честь Пушкина. К сожалению, Валентина Вампилова репрессировали и расстреляли, когда Александру не было и года. Сыну не дано было пообщаться с таким понимающим отцом, и можно догадаться, как он сожалел об этом. Родственная душа необходима всегда, особенно когда жизнь складывается непросто. Путь Вампилова в творчестве не был усеян розами. Его первая большая пьеса – «Прощание в июне» – центральные театры страны поначалу не заинтересовала. Тогда драматург создал «Старшего сына», в котором прозвучала тема одиночества, мечта о том, что если нет отца по крови, то, может быть, найдется человек, родственный по духу, который примет тебя таким, какой ты есть, со всеми недостатками, все поймет и простит.


Сюжет этот выдержал проверку временем, написанная в 60-х годах прошлого века пьеса до сих пор пользуется популярностью, и сейчас идет в нескольких московских театрах. В Театре им. Маяковского ее поставил молодой режиссер Анатолий Шульев, уже создавший на этой сцене пользующийся популярностью спектакль «Бешеные деньги».


Несмотря на то, что постановка называется «Старший сын», как и в знаменитом одноименном фильме, основное внимание зрителей к себе приковывает исполнитель роли отца – Игорь Костолевский. Образ музыканта очень подходит этому статному актеру с густой седой шевелюрой. Ему идет и концертная бабочка, и костюм (хотя он и выглядит сшитым не по размеру, это, в общем-то, полностью соответствует образу: Сарафанов плохо ориентируется в быту, бывшая жена в письмах называет его «блаженным»). Герой Костолевского в спектакле чем- то похож на постаревшего Марина Мирою из «Безымянной звезды»: он тоже романтичен и слегка витает в облаках, только думает не о небесных светилах, а о музыке. Роднят героев и душевная чистота вкупе с доверчивостью: Мирою без малейшей надежды на взаимность предлагает свой кров незнакомой ему женщине, а Сарафанов ничтоже сумняшеся селит у себя дома человека, заявляющего, что он его старший сын.

>
В мнимом «старшем» глава семейства ищет и находит опору, необходимую ему потому, что с воспитанием младших он в силу своей непрактичности не справляется. Во время ссоры с детьми, когда он собирается уйти из дома навсегда с одним кларнетом в руках, у героя Костолевского звучат нотки короля Лира: «Я воспитал жестоких эгоистов...». В этой сцене на фоне своего именитого коллеги не теряется Полина Ларазева, играющая дочь Сарафанова Нину. В ее глазах, блестящих от слез, столько боли в ответ на несправедливые слова отца! Девятнадцатилетняя Нина в исполнении Полины Лазаревой – суровая, а иногда даже и слегка агрессивная. Но это в духе пьесы, ведь героиня выросла без матери и вынуждена буквально с малолетства тянуть на себе все хозяйство. Правда, в сцене ее знакомства с Бусыгиным трудно найти объяснение тому, как молодого человека могла привлечь столь мрачная особа. Впрочем, по ходу действия Нина становится мягче, а чувства студента – понятнее: Сарафанова – девушка с сильным характером, от таких действительно теряют голову.


Полной противоположностью Нине в спектакле выступает возлюбленная младшего сына Васеньки, Наташа. Актриса Юлия Соломатина изображает ее жестокой кокеткой, куколкой, дефилирующей по родной деревне Новомыльниково в блестящем вечернем платье и туфлях на каблуках. Когда Нина признается, что терпеть не может соседку, чувствуется, что она говорит так не только из-за брата. В фильме не была столь сильно подчеркнута антитеза: суровая домовитая Нина – и жеманная скучающая Наташа.


Вполне естественно, что женщина-вамп новомыльниковского разлива с радостью принимает ухаживания друга Бусыгина, Сильвы. Этого персонажа-прохиндея виртуозно играет Владимир Гуськов. Он мелким бесом вьется вокруг своего приятеля, подбивая его на разного рода каверзы. А сам между тем – косая сажень в плечах, ладен, черноволос и артистичен, пользуется успехом у женщин и дня не может прожить, чтобы не завоевать какую-то из них.


Его антипод в спектакле – Васенька Сарафанов: простодушный, неискушенный, бедно одетый. Это – очень хорошая работа Станислава Кардашева, студента Мастерской Миндаугаса Карбаускиса в ГИТИСе.


А вот Алексей Дякин в заглавной роли вызывает недоумение. Бусыгин в его исполнении – этакий миляга-парень, который в сложившейся ситуации, что называется, просто плывет по течению. Он влюбляется в Нину и слишком добр, чтобы обидеть Сарафанова-старшего. Но в нем при всем желании нельзя разглядеть героя, всю жизнь тосковавшего по отцу, и, наконец, нашедшего его, пусть и в чужом по крови человеке. И оттого теряется вся соль спектакля по пьесе, в которой есть в том числе и намек на евангельский сюжет о блудном сыне.


Анна Чепурнова, «МИТ»

Ссылка на источник:  http://rusiti.ru/ru/news/novost/igor-kostolevskiy-sygral-postarevshego-miroyu/?fbclid=IwAR0K5_fnT8H63UUiFhuF-y32nygDnC4Xt94459RYDa9JwRbZNoVVfzgvO_g