Предложение для зрителей Маяковка — детям


EN
(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

Интервью с Полиной Лазаревой: тургеневская девушка

9 Ноября 2011

Интервью с Полиной Лазаревой: тургеневская девушка

Представляя Полину Лазареву, журналисты всегда будут напоминать, чья она дочка и внучка. Но теперь Полина и сама – ньюсмейкер: у 21-летней наследницы звездной династии первая большая премьера – «Месяц в деревне» на сцене Театра имени Маяковского.

Недавно ваш папа (народный артист России Александр Лазарев-младший. – Прим. «ВД») заметил в интервью, что вы – умная девочка и очень правильно себя ведете: фамилию свою не выпячиваете, но семьей очень гордитесь. Это так?
— Да, конечно, горжусь тем, что у нас очень сильные семейные связи. А насчет того, что не нужно выпячивать фамилию, меня еще в детстве строго предупредили... У нас актерская семья, все эмоциональные, как итальянцы, все психи ненормальные, и единственный адекватный человек в этой компании – моя мама. Она переводчица, раньше работала в американской строительной фирме. Мама всех приводит в чувство и трезво оценивает ситуацию. Она разбирается в театре, и я к ней очень прислушиваюсь.
— В этом году вас приняли в труппу Маяковки, и вы делите гримерку со своей бабушкой, Светланой Немоляевой. Вам комфортно под ее крылом?
— Как вам сказать... Я с самого начала не хотела работать ни в Ленкоме, где папа, ни в Маяковке, где много лет работал мой дедушка и продолжает играть моя бабушка. И всегда об этом говорила. Но судьба распорядилась иначе. Я и в «Месяце в деревне» не очень хотела участвовать – меня пригласили в спектакль еще до поступления в труппу. Я опасалась, что начнутся разговоры: вот, мол, взяли внучку, по блату. Все думала, как бы мне аккуратно отказаться от роли. Все близкие за меня переживали, убеждали: глупо терять подобный шанс – в таком возрасте сыграть такую роль и с такими партнерами. Слава богу, мне хватило мозгов сделать верный выбор.
— Родственники уже были на спектакле?
— Мы всегда ходим друг к другу на премьеры. А папа приходил даже на дневной прогон, сказал мне важные и нужные слова.
— Роль Верочки, которую вы исполняете, в разное время играли очень известные артистки, начиная с великой Марии Савиной в 1879 году и заканчивая Полиной Кутеповой в 1996-м. Не страшно играть классику, вступая в соревнование с такими предшественницами?
— Я очень волнуюсь и в последние дни перед премьерой перестала спать... Конечно, на мне большая ответственность: здесь, за кулисами Маяковки, я провела все детство, а на сцене впервые оказалась еще маленькой девочкой – «играла» эпизод в «Кошке на раскаленной крыше»… Это большая честь – работать с такими партнерами, как Евгения Павловна Симонова. Меня очень поддерживает Юрий Колокольников, на репетициях моей ролью он занимался больше, чем своей.
— Ваша героиня влюблена, но безответно. С вами подобное могло бы случиться?
— Могло бы, но пока не случалось. К тому же у режиссера свой взгляд на тургеневскую пьесу: нет такого, что кто-то кого-то любит, а кого-то не любит.
Все очень эфемерно...
— Вы пригласите на спектакль бывших однокурсников по мастерской Кудряшова в РАТИ?
— Я жду не дождусь, когда же они придут и скажут, хорошо это или плохо, и что мне нужно изменить! Я очень дружна со своими однокурсниками.
— А какие аргументы в пользу этого зрелища вы им приводили?
— В спектакле много необычного. Это не классическое прочтение. Действие разбавлено интересными вещами, которые работают на смысл. И когда, скажем, Беляев и Наталья Петровна после долгого выяснения отношений вдруг взлетают, я наблюдаю за ними и реву – насколько мне жалко этих персонажей... Но, конечно, я не буду никого уговаривать: ой, у нас тут летают, а я там плаваю! По-моему, наш «Месяц в деревне» заранее вызывал интерес – это же первая премьера при новом художественном руководителе, хотя и ставил спектакль другой режиссер – Александр Огарев.
— Сейчас Миндаугас Карбаускис кому-то говорил после прогона, а я случайно подслушал: «Мне кажется, у Полины есть талант женщины вамп…»
— Он мне тоже это сказал.
— Худрук прав?
— Я бы не сказала, что это уже есть. Надо еще поработать, чтобы оно проснулось во мне.
— Если амплуа роковой женщины и коварной обольстительницы дремлет, то тогда какой род ролей соответствует вам?
— А я сейчас как раз в промежуточном состоянии нахожусь.
— Из того, что уже успели сыграть в институте и в других театрах, что вам самой наиболее дорого?
— У меня есть небольшая роль в антрепризном спектакле «Уйти нельзя остаться» по Вуди Аллену. Всего пятиминутный выход на сцену, но недавно в Благовещенске на фестивале «Амурская осень» мне дали за него приз – за лучшую роль второго плана. Это неожиданно и очень приятно, и больше не мне, а моей семье. Для меня награды и звания – не самоцель, но родители за меня рады.
— Когда вас тургеневской барышней называют, вы как на это реагируете?
— А кто меня так называет?
— Пресса. И еще до премьеры.
— Если у кого-то обо мне такое впечатление складывается, то это прекрасно!
— Говорят, вы очень много читаете. Что-то посоветуете из последнего?
— Не собираюсь выпендриваться, но вот тут я точно тургеневская девушка! В прошлом году прочитала почти всего Толстого, сейчас взялась за Достоевского. В нашей стране великая литература, поэтому было бы странно это не прочесть. Мне это нравится. А тратить время на ерунду не надо!
 

Влад Васюхин

Журнал «Ваш досуг» № 44 (9 — 20 ноября 2011)

9 ноября 2011