2 Сентября 2019

Изгнан и прощен или, как посмотреть спектакль «Изгнание/Мой друг Фредди Меркьюри»

Спектакль (в постановке Миндаугаса Карбаускиса), который идет в Московском Академическом театре им. Вл. Маяковского, уже получил театральную премию «Золотая маска» за сезон 2016-2017. Однако у зрителя есть возможность оценить его самостоятельно.

Мои первые ассоциации от увиденного: Queen, «как стать своим среди чужих», путешествие, размышления, миграция. Итак, по порядку.

Агент под прикрытием, литовец по происхождению, Бен Ивановс (играет Вячеслав Ковалев) преследует по специальному заданию известного преступника Вандала (Иван Кокорин), который вместе с шайкой мелких бандитов и неудачников направляются в Лондон на заработки. Там и начинаются их приключения после встречи с английской полицией в парке. Группа лиц разбегается врассыпную и у каждого начинается своя жизнь, либо она с этого момента начинает близиться к завершению. Для всех героев Лондон – это в прямом смысле чужбина, они не знают толком языка, кроме слова ”sorry”. Лишь девушка Эгле (Анастасия Дьячук) говорит на нем более-менее, да и то ее судьба не вознаграждает за ее знания: ее ждет известный путь красивой девушки за границей (хотя эти истории уже много раз обыграны в различных жанрах). После, Бен узнает от своего заклятого врага-Вандала о том, что его подставили, что система буквально выплюнула его на улицу и как он сам говорит: «Был я раньше человеком, а теперь – никто».

С этого момента Бен меняет свою модель поведения, он выживает, пытаясь стать похожим на англичанина. Работая над мимикой, языком, манерами, из него все же не выходит его внутренний «монгол» (аллюзия на тему завоевания Ордой) и он этого «монгола» противопоставляет Христу, который его в прямом смысле слова «вытаскивает за руки» из нескольких сложных жизненных ситуаций.

Не зря существует мысль среди ученых-эволюционистов, которые считают, что и сам человек получил возможность мыслить и говорить благодаря лишь изменившейся и ставшей агрессивной внешней среде, – ему требовалось объединиться с сородичами и выживать. Мир Бена такой же суровый: металлическая сцена и стены, по которым время от времени стучат руками и ногами персонажи, массивные стулья, в сравнении с которыми человеческая плоть кажется хрупкой, - в общем, создатели пространства, света и костюмов (Сергей Бархин, Мария Данилова, Тарас Михалевский) детально проработали этот момент.

Бен, «набивая шишки на своей голове» и в любви, и в работе, и в друзьях, в итоге становится тем, кто ощущает себя самим собой. Быть самим собой – вот ключевая идея, которая содержится в спектакле. Не знаю, хотели ли об этом сказать сам постановщик и автор, но каждый герой в «Изгнании» ищет себя. Однако поиск этот не всегда успешен. Бен не раз удивляется, за что ему после очередной неудачи так везет, он боится, что секунда счастья сменится трагедией (которая не заставляет себя долго ждать). И в этом - философский подтекст. Немецкий философ (кстати, с голландскими корнями), великий пессимист Артур Шопенгауэр писал: «Всякое удовольствие и всякое счастье, имеет отрицательный характер, между тем как страдание по своей природе положительно».

Страдание настигает всех. Даже, если мы увидим знакомого Бена – Эдди в английском костюме, то тут же узнаем, кем он работает, и что его работа, по сути, унизительна. Зато, как считает сам Эдди (Илья Никулин), он после нее чувствует себя человеком: ест и пьет дорогие напитки.

Страдает даже зритель. Почти четыре часа всего действия в мельчайших деталях повествуют о тонкостях судьбы персонажей. Когда спектакль завершится, и актеры выйдут к зрителям, сыгравший главную роль Бена, актер Вячеслав Ковалев, выглядит уставшим. Ему есть, чем гордиться: он выложился на все 100%.

А причем тут, собственно, Фредди Меркьюри? Да он там – во всем. Он «обламывает» Бена, когда тот узнает от таких же мигрантов, что Фредди был нетрадиционной ориентации, что он имел иранское происхождение. Бен из-за любви к музыке Фредди готов с этим смириться, у него «ломаются шаблоны», но музыка Фредди оказывается единственным стимулом к жизни. Бен на сцене поет, танцует, он даже «разыгрывает» разные музыкальные партии с Фредди, находясь в гробу (не буду здесь объяснять, почему).

Пьеса построена в жанре путешествия и напоминает чем-то знаменитые творения былых времен: «Фауста», «Пер Гюнта», «Симплициссимуса». Но приключенческая тема сменяется к концу более серьезным содержанием. Героев интересуют вопросы религии и идентичности. Постановка напоминает налившейся кровью синяк (как синяк Бена, который он получил от англичанина), она в конце не смотрится столь легко, потому что зрителя ведут к сложным темам, которые он либо принимает, либо просто созерцает. Но какого-то отторжения тут не возникает.

Интересен один диалог между Беном и Эгле (хотя сожитель называет ее не «Эгле», а Агли – ассоциация с английским словом “ugly”).

Эгле: «Как ты устоял?»

Бен: «Не думал».

Эгле: «И не думай! Через это они и ломают».

Противопоставление «мы» и «они», в конце концов, так и не разбивается по ходу пьесы… У зрителя более легкая задача – получать удовольствие от просмотра.

Кстати, только в 2013 году около 144 тысяч литовцев стали резидентами Великобритании.

Алексей Прегель, кандидат философских наук, для блога Agents de Moscou



Ссылка на источник:  https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2129980673971603&id=1931783977124608