Предложение для зрителей Маяковка — детям


EN
(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

Кант по-Маяковски на сладкое

24 Февраля 2014

Кант по-Маяковски на сладкое

О спектакле, который пришелся по вкусу не только гурманам

Иммануила Канта не стало 210 лет назад, но его наследие по-прежнему находит все новое переосмысление, в том числе и театральное… Говоря о данной постановке, нельзя не выразить низкий поклон автору пьесы «Кант» Мариусу Ивашкявичусу: так остроумно, увлекательно и мистично переосмыслить труд философа «Критика чистого разума» под силу только истинному мастеру. На этой убедительно оригинальной основе и вырос спектакль «Кант», с первых показов в декабре 2013 года ставший настоящим хитом у московских зрителей.


Новый спектакль Миндаугаса Карбаускиса – достойный итог рискованной затеи скрестить развлекательный театр и философию Просвещённого века. Возможно, именно литовец мог так хорошо понять и прочувствовать задумку автора-литовца и гармонично реализовать его произведение. Поэтому «Кант» по-Маяковски – определённо, блюдо для гурманов, которые не грешат эстетическими диетами или этическим вегетарианством.

Спектакль проходит в необычных алых декорациях, которые построены прямо на сцене «Маяковки». Они напоминают лекционный зал в классическом университете, правда, расположенный по кругу. В центре вместо кафедры - обеденный стол, сервированный на пять персон. В афише зрителям обещают обед – и вот он начинается: входит слуга (который потом оказывается чуть ли не главным героем), рассаживаются гости… Актеры действительно едят настоящую (и на запах – неплохо приготовленную) пищу, заставляя публику глотать слюни, а в антракте со всех ног бежать в театральный буфет.


 

Тем же, кто успел плотно покушать до спектакля, удовольствие доставляет, в первую очередь, присутствие с актерами на одной сцене. Например, я сидела в первом ряду, чуть ли не прямо за их спинами, и видела каждую ниточку на костюме, каждую деталь мимики, и даже кусочки укропа, плавающие в их супе. Сценическое пространство отделено небольшим бордюром, за пределы которого артисты не выходят, но эффект четвертой стены разрушается начисто, ибо до актеров фактически можно дотронуться рукой. И порой очень даже хочется.

Иногда взгляд цепляется за детали. Например, обращаешь внимание, что на пуговицах некоторых костюмов повторяется узор того же многоугольника, что вписан в декорации, а монеты, брошенные на стол одним из героев, имеют чрезвычайно знакомый профиль…

Атмосфера дома передана идеально. Когда во втором действии наступает ночь и зажигают свечи, все вокруг начинает обретать очертания интерьера восемнадцатого века, и лица зрителей, наблюдающих действие, будто бы превращаются в портреты, развешанные по стенам.


 

Юмор, флэшбеки как в кино, рефрены, интрига, мистические загадки, сумбурные решения, непредсказуемые повороты делают спектакль «Кант» увлекательным зрелищем для ума и души. Отменная игра актеров и в особенности – дебютантки Юлии Соломатиной, которая воплощает таинственный образ иностранки – вдохновляет не отвлекаться от действия ни на секунду. «Кант» - это спектакль, приглашающий вас побывать в удивительном и забытом мире, где слышатся крики чаек над портом и пахнет восковыми свечами и сладкой прелью старинных бархатных портьер. Это, безусловно, очень оригинальный как для театра Маяковского, так и в целом для московского театрального репертуара, спектакль, посетить который я лично очень рекомендую.


 

P.S. Кстати, в дни премьеры спектакля «Кант» общаясь с одним из штатных режиссеров театра Маяковского Никитой Кобелевым, я спросила его мнение относительно этой работы его коллег по цеху, и вот что он ответил:

«Мне очень понравилось. Это прекрасная пьеса, в которой действие так и не доходит до смысла. Все время ждешь: вот сейчас, вот сейчас дойдет, но оно сворачивает, срывается… Это такая игра со зрителем, да и с персонажами, в которой всегда обходятся острые углы. Следить за этим – удовольствие.

В постановке есть несколько исключительно кантовских идей, и, если внимательно смотреть, все ясно и понятно. Высказывается очень много умных мыслей и хорошо изучена «Критика чистого разума». Она воплощена в этих, казалось бы, обеденных этюдах. Просто это такая хитрость: мы идем в театр и ждем, что нам дадут какую-то проповедь, некую мораль, смысл. А здесь добровольно соглашаемся на то, что нас три часа водят за нос . А на самом деле просто заставляют думать самих. И мы следим, смеемся, наслаждаемся... К режиссуре Карбаускиса в этом случае очень подходит слово, которое многие обычно употребляют не по делу, – ювелирная работа».

Майя ДиНова, «Весь Театр» 

Оригинальный адрес статьи