Предложение для зрителей Маяковка — детям


EN
(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

"Любовь людей": послемрак

16 Июля 2012

"Любовь людей": послемрак

В Театре Маяковского решились на новую драму.

Любовь и ненависть в глухой провинции — тема нашумевшей пьесы Дмитрия Богославского, победившего в целом ряде драматургических конкурсов. Тема для «Маяковки» выигрышная, новодрамовская. Если до сего момента этот театр обходился без модного, «чернушного» репертуара, то при руководстве Миндаугаса Карбаускиса он обязан был попробовать. Поскольку такое играли здесь в первый раз, спектакль молодого режиссера Никиты Кобелева случился исключительный. Нервный, злой и гиперреалистичный.

Все герои этой страшной истории — из простых. Провинция цветет в них пышным цветом, вместе с внутренней ущербностью и пустотой. Безрадостное прошлое, беспросветное настоящее, безнадежное будущее... Деревенские жители привыкли жить «без». Однако потребность счастья настойчиво дает о себе знать даже там, где каждый день — драки, насилие, страх. Люська (Юлия Силаева), обезумев от побоев матерщинника-мужа (Вячеслав Ковалев), убивает его, а тело скармливает свиньям. Влюбленный в нее с детства милиционер Сергей (Алексей Фатеев)) берет ее в жены. Но счастья, согласно человеческой логике (которая все же неистребима), нет. Люська, терзаемая чувством вины, потихонечку сходит с ума, заново влюбляется в мужа (призрак является ей трезвым, добрым и обеспокоенным судьбою их общих детей).

Даже если бы режиссер и актеры не сделали здесь почти ничего, сама история бьет наотмашь. И это несмотря на то, что вкус к сценическому мракобесию уже привит не одним поколением «новодрамовцев». Кроме того, «Маяковка» поставила и сыграла этот спектакль так, как будто публике в первый раз дано увидеть, как чудовищна жизнь в стране, где люди хуже зверей.

Актерский ансамбль сложился, никто не сфальшивил, не перегнул палку даже там, где это было предсказуемо (мат-перемат на сцене мало кому удается). Декорации- самые простые. Перед нами — бедненькая комната Люськи (она же- кабинет милиционера), в дальнем углу — деревянная палатка-магазинчики, где торгуют спиртным (он же- сарай с теми самыми свиньями). Под гнетом показанной бытовухи герои становятся похожими на сумасшедших.. Уродливая действительность не оставляет шанса не только искренним чувствам, но и людям. Они все здесь — монстры. Но в театре таких принято оправдывать и даже им сострадать. И мы оправдываем, и сострадаем. Но ведь крепя сердцем .Кому в очередной раз хочется окунаться с головой в этот ужас? Убеждаться в том, как патологично общество, и как бездарно государство... И самый главный вопрос — надо ли?

Наталья Витвицкая, vashdosug.ru, 16 июля 2012 г.