Предложение для зрителей Маяковка — детям


EN
(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

Люди из телевизора В Театре им. Маяковского сыграли "Врага народа"

27 Мая 2013

Люди из телевизора В Театре им. Маяковского сыграли "Врага народа"

Спектакль "Врага народа" Генрика Ибсена поставили - почти одновременно - два театра: Лев Додин в МДТ и Никита Кобелев в "Маяковке".

Говорят, что в Питере зал замирал от ожога совпадений: норвежская реальность - художественная и документальная - столетней давности пульсировала в настоящем, как у себя дома. Вспоминалась, конечно, и манифестация, устроенная студентами после легендарного спектакля МХТ 1900 года.

В московском спектакле молодого режиссера Никиты Кобелева пьесу Ибсена переписала Саша Денисова. Ее ясные, резкие и умные диалоги сегодняшнего дня прямо соотносятся с тем, что написал Ибсен, но добавляют тексту исключительную достоверность внутри сегодняшней российской действительности. Экологическая катастрофа, с которой боролся норвежский доктор Стокман сто лет назад, без всяких натяжек сравнивается с ликвидацией Химкинского леса, лечебница, построенная на месте найденной им целебной воды, называется курортом федерального значения, а мэр курорта пилит деньги от прибыли с местными госбандитами.

Каждую новую реплику персонажей "Врага народа" можно было бы превратить в лозунг, который обжигает своей справедливостью, зовет на борьбу. Собственно говоря, именно это и собирается делать врач Томас Стокман в исполнении Алексея Фатеева, когда понимает весь циничный механизм власти. Он решается на радикальный, бескомпромиссный протест. Причем ценой огромной жертвы, включая собственную жизнь.

Петра, дочь Стокмана, учительствует в школе, но (по сюжету Денисовой) ведет блог по экологии. Наталья Палагушкина превращает ее в белоленточную интеллигентную барышню в очках, с особым настроением социального оптимизма и здорового прагматизма. Она миролюбиво и нежно, вполне по-родственному, задает страшные вопросы своему дядюшке-мэру, даже не догадываясь, что за это могут убить.

Ее беременная мама Катрине, сыгранная Юлией Силаевой с почти документальной точностью, то впадает в трепет, то бесстрашно толкает мужа на решительные действия. Сам Алексей Фатеев, играющий решительного доктора, кажется вовсе не актером, а человеком решительно пришедшим в театр прямо с теледебатов.

Эстетика телевизионных дебатов здесь внедрена в саму ткань спектакля (художник и автор мультимедиа Михаил Краменко). Настоящий мастер политической игры Петер Стокман в исполнении Игоря Костолевского легко и мужественно парирует все выпады против своей циничной политики, отводя обвинения с шармом матерого "человека дела". В отличие от своего брата-"либерала" он лаконичен, и каждое его слово окружено ореолом и силой власти. Пока его брат Томас, точно эксцентричный актер на студенческой вечеринке, прыгает перед камерой в противогазе, глухо скандируя: "Вода отравлена, вода отравлена", он важно и "с достоинством" молчит в стороне. Патерналистский облик власти как заботливой силы сыгран Игорем Костолевским безупречно.

Сам Томас Стокман с семьей живет в телевизоре. Не удивляйтесь - просто на сцене все время вращается огромная телевизионная коробка, в которой находится квартира доктора. Он тоже - человек из телевизора.

Несмотря на естественность и документальную точность, Алексей Фатеев поглядывает на своего героя, на его "либеральную оголтелость" со стороны. Даже когда он формулирует страшные вещи про то, что "враги народа" всегда рождаются в инфантильном обществе, терроризируемом властью, когда его дочь и его самого изгоняют с работы, а потом и из дома, когда его самого убивают (о чем мы узнаем из уст решительной его дочери) - мы не чувствуем сострадания.

А уж о том, чтобы нести актера на руках как героя, и речи быть не может.

Кажется, что перед нами попытка аналитического анализа нашего общества, в котором авторы не отдают своих симпатий никому - даже "героическому" доктору Стокману. Но, к сожалению, для глубокой аналитики их спектакль не оставляет места. В итоге публика покидает зал без "брехтианской" критической работы, но и без "станиславского" сострадания. Доктор Стокман, похожий на стольких героев нашего времени, по-настоящему героем не воспринимается. Актер не берет на себя ни его слова, ни его миссию. Он передает лишь его медийный образ, и этот образ лишен героического ореола.


Алена Карась, "Российская газета" - Федеральный выпуск №6087 (111)

http://www.rg.ru/2013/05/27/spektakl.html