Предложение для зрителей Маяковка — детям


EN
(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

«Маэстро» в Театре Маяковского: от лирики к сатире

28 Апреля 2015

«Маэстро» в Театре Маяковского: от лирики к сатире



В рамках Года литературы в Театре Маяковского продолжают знакомить зрителей с произведениями классиков мировой литературы.

Ни для кого не секрет, что 2015-й объявлен в России Годом литературы. Что ж, это отличный повод провести выходные за книгой. Однако если вы любите не только читать, но и ходить в театр, то у нас есть для вас еще одна хорошая новость. 26 апреля в Театре Маяковского состоялась премьера спектакля «Маэстро», в которой авторы постановки знакомят своих зрителей с произведениями классиков мировой литературы.

Московский Академический театр им. В. Маяковского - один из самых старых и прославленных театральных коллективов Москвы и России. Его история ведет отсчет с 1886 года. В разные годы здесь играли многие именитые артисты. Относительно недавно состоялось открытие Сцены на Сретенке. Именно здесь и прошла премьера «Маэстро» по произведению Карела Чапека «Жизнь и творчество композитора Фолтына».

Автором инсценировки стал заслуженный артист России Александр Шаврин, а режиссер - Юрий Иоффе, у которого, кстати, довольно богатая творческая биография. Что же касается актерского состава, то выделять никого не хочется. Пожалуй, это тот редкий случай, когда на сцене мы видим настоящую команду: никто «не тянет одеяло на себя», образ каждого отдельно взятого артиста выверен до мелочей, проработан очень тонко и четко, а все вместе составляют хороший ансамбль.

На сцене мы видим жизнь людей искусства. Главный герой – композитор Бэда Фолтын (Виталий Гребенников) – считает себя талантливым музыкантом, он женится на состоятельной особе и проматывает ее состояние, устраивая балы и салонные встречи с музыкантами. Он мечтает создать собственный шедевр, но по факту крадет талантливые наброски студентов, выдавая за собственные сочинения. Именно безудержная жажда славы, в конце концов, и погубит Маэстро.

Красавец-ловелас сначала выглядит действительно талантливым музыкантом, который хочет создать что-то необыкновенное, но на самом деле лишь крадет у своего друга стихи. Потом он читает их женщине, с которой крутит роман. Она же взамен рассказывает ему притчу о Юдифь, которая в последствие ложится в основу «музыкального шедевра». Фолтын морочит голову абсолютно всем - по сути, это настоящий PR-менеджер, который искусно продает себя публике. Но в своих обманах он зашел так далеко, что даже не постеснялся передать свою рукопись известному критику. Тот же оказался настоящим профессионалом и мгновенно вычислил вора. И тогда все жертвы плагиата решают отомстить бесстыдному Маэстро…

Трагическая история самовлюбленного человека на протяжении всей постановки прикрывается сатирой - артисты намеренно утрируют эмоции, придавая действию сугубо иронический (а скорее даже гротесковый) характер, доведенный порой до абсурда. Так и в жизни: чрезмерное самолюбие и самолюбование, желание прослыть гением порой делают человека смешным и жалким в глазах других. Но и это бы ему простилось, если бы не воровство.

Сначала мы узнаем, что Маэстро умер, а дальше начинаются воспоминания всех, кто был знаком с этим человеком. Режиссер мастерски выстраивает спектакль так, что к финалу мы совершенно забываем о трагическом исходе: Маэстро кажется нам жалким и самовлюбленным, а его нарциссизм вызывает ухмылку. И публика открыто смеется. Но лишь когда сердце Бэды Фолтына не выдерживает, всем вдруг становится ясно, что именно он сделал: плагиатор помог сохранить то, что никогда не осталось бы в истории музыки. Ведь если бы он не украл музыку у студента, то тот просто забыл бы, что написал. А между тем это было поистине талантливое произведение...

Особый объем постановке придают декорации. Сценическое решение не ново, но емко и объемно. Геометрия пространства создает углы – словно углы жизни этого самого Маэстро. И множество дверей: Бэда, как и все персонажи, входит то в одну, то в другую, словно пытаясь найти нужный вход. Интересно и цветовое решение: стены обиты черной тканью, а по ту сторону дверей – белое. И вот открывается дверь – и мы видим какую-то надежду, видим светлое за темным. И кто знает, может быть, не такая уж и черная душа была у этого Маэстро. Разве смог бы он так чувствовать музыку, не будь в нем ничего светлого? Хотя, как говорит один из героев спектакля, искусство – от слова «искушать», есть во всем этом и что-то демоническое...

Елена Вилле, телеканал «МИР 24»

Оригинальный адрес статьи