16 Сентября 2013

«Маяковка» возвращает на сцену спектакль по пьесе Бертольта Брехта.


Финские страсти на русской почве
Зимой театральные критики наперебой обвиняли Карбаускиса в аполитичности в «Пунтиле» режиссер занял нейтральное положение по отношению к теме политической борьбы в современной России. Как сказал сам Карбаускис, эта история, рассказанная Брехтом, универсальная и повествует не только о природе власти. То, что режиссер абстрагировался и не пошел на поводу у оппозиционеров в искусстве, даже сыграло на руку спектаклю. В первую очередь постановка примечательна и прелестна тем, что она вырывает зрителя из привычного московского мира политики, бесконечных манифестаций и митингов, унося прочь от жажды острых политических высказываний критиков и «продвинутых» членов общества. Да, для постановки по Брехту это нонсенс, и резкий памфлет обернулся комедией положений без русофобии и перебранок угнетателей с угнетенными. Расстроился бы великий драматург, что его трактовали не как положено, а довольно рафинированно? Главное, что не расстроилась публика, а критики за то и получают свой хлеб, чтобы указывать режиссеру на промахи. Зрителя в зале эти творческие отношения волнуют мало.

Действие происходит в близкой от нас Финляндии, где живет главный герой – богатый помещик Пунтила (Михаил Филиппов), мучающийся от раздвоения личности на почве непрерывного употребления спиртного. Трезвый Пунтила – типичный русский барин-самодур и хам, крикливый и гневающийся на челядь по любому поводу. Пунтила напившийся – чуткий, совестливый, душевный человек, способный на сострадание и понимание, щедрость и отзывчивость.

Превращения Пунтилы в духе «Джекил и Хайд» терпит его слуга – шофер Матти (Анатолий Лобоцкий), циничный, сдержанный, как среднестатистический финн, умный и хитрый. Он не вступает в открытый конфликт со своим хозяином, а ловко подстраивается под его настроение, меняющееся от восторженного в запое до угрюмо-злобного в тяжелом похмелье.

Стильная сценография Сергея Бархина – глубокий ряд белоснежных порталов, встроенных друг в друга, огромное количество пустых бутылок на авансцене и символическое изображение усадьбы Пунтилы с высоты птичьего полета – практически вне времени, но без слов дает многое понять об образе жизни хозяина поместья. Пунтила интересен, близок и понятен русскому человеку. Его искреннее похмельное раскаяние в совершенных щедрых поступках, необязательность и безрассудность, зависящие только от количества выпитого, симпатичны зрителю и вызывают чувство острой жалости и тепла к этому человеку.

Зритель попадает под мощное актерское обаяние Михаила Филиппова и наслаждается комическими ситуациями, разыгранными всем актерским ансамблем филигранно, тонко и остроумно. Здесь нет случайных или проходных ролей. Каждый эпизод – еще одна составляющая в этом калейдоскопе сатирических характеров.

Оригинален и финал – гордо восседая в роскошной шубе на ящиках из-под бутылок и мерно похрапывая под песню о Родине, Пунтила возвышается над своим «народом». Алкоголь возносит его душу над повседневными проблемами. Правда, к нему все привыкли даже в трезвом виде и давно научились безошибочно определять его настроение. Слуги требуют понимания, сами уже давно поняв и простив взбалмошного хозяина.

Если взглянуть не на Москву с ее оппозиционной активностью, а на Россию провинциальную, десятилетиями терпящую причуды местных властей, то и найдется тот самый социальный бэкграунд в «Пунтиле». А долго ли будут мириться слуги с выходками хозяина? Долго ли соседи станут выносить эпатаж помещика-алкоголика? Чем все может обернуться для него и его семьи? Эти вопросы остаются открытыми.