Предложение для зрителей Маяковка — детям


EN
(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

«Месяц в деревне»: любовь на чемоданах

29 Ноября 2011

«Месяц в деревне»: любовь на чемоданах

Евгения Симонова «делит мужчину» с внучкой Светланы Немоляевой.

Первая премьера сезона в Театре Маяковского оказалась во всех отношениях странной. Нацеленный на революционное обновление театр под руководством Миндагауса Карбаускиса по идее должен был презентовать нечто грандиозное, ну или хотя бы любопытное. Увы и ах. Режиссура Александра Огарева изобретательная, но к сожалению со знаком минус. Сценография слишком претенциозна, костюмы смотрятся откровенным китчем (привет крестьянке с красной хлопковой косой и русалке в платье из люрекса). Непонятно зачем актеров заставили петь французские песенки под унылую фонограмму, болтаться на тросах где-то под потолком, колесить по сцене на мопедах и вслух читать романы, лежа на рисованной траве.

Пожалуй, в этом «Тургеневе» слишком много смысла, недоступного не только простым смертным, но и театральным критикам. Объяснить режиссерскую концепцию не представляется возможным. Остановимся на сюжете и актерской игре.

Здесь все точно по тексту — некая героиня влюбилась в учителя своей воспитанницы, затем от ревности этой самой воспитаннице учителя прогнала. Никаких социальных, политических и прочих подтекстов, одна сплошная любовь и судьба. И надо отдать должное Евгении Симоновой — она тонко чувствует и горячо сопереживает своей героине. Но и ее старания, (как и старания других неплохих актеров), теряются на фоне общей невнятицы. Зрителю некогда следить за любовной драмой, ему надо успеть разгадать, зачем на сцене гигантский бутафорский чемодан, из которого как черти из табакерки вылезают все актеры, и за какой такой надобностью озеро символизируют натянутые канаты, из-под которых несуществующая водная гладь «парит». В постановке Огарева вообще много «технической начинки», ничем неоправданных фокусов и затей вроде увеличенного змея. Самокаты, велосипеды и мопеды смотрятся странно. Их присутствие на сцене не подкреплено никакой режиссерской идеей.

Неряшливость заметна в каждой мизансцене, и все было бы совсем грустно, если бы, повторимся, не актеры. Впрочем, и им иногда приходится ломать себя и вписываться в предложенный рисунок роли — кривляться, делать глазки и даже заниматься синхронным плаванием.

Все это обидно, если учесть хороший актерский уровень труппы, прилив новых сил в лице Полины Лазаревой (внучки Светланы Немоляевой и Александра Лазарева) и приглашенного со стороны Юрия Колокольникова. Благодаря им Тургенев вполне мог прозвучать, если бы с героями режиссер не разобрался так решительно и нелепо.

Наталья Витвицкая
29 ноября 2011
http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/article/67984/