Предложение для зрителей Маяковка — детям


EN
(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

Новые прогулки по театральной Москве: Таланты и поклонники

7 Апреля 2013

Новые прогулки по театральной Москве: Таланты и поклонники

Возрождение театра Маяковского
Академический театр имени Маяковского — один из наиболее узнаваемых брендов московской драматической сцены. Золотые страницы его истории связаны с личностью и спектаклями режиссера Андрея Гончарова, который руководил коллективом больше трех десятилетий, в 1967—2001 годах. Его преемником стал Сергей Арцибашев, период руководства которого оказался для коллектива достаточно противоречивым. Приведу один пример. В 2009 г., будучи проездом в Москве, в день спектакля купил билет на одну из премьер театра, «Как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». Однако со второго яруса балкона нас попросили пересесть в партер: тот был наполовину пуст.

При теперешнем художественном руководителе театра Миндаугасе Карбаускисе, который возглавил коллектив в 2011 году, началось постепенное возрождение театра. Стороннему наблюдателю прежде всего бросятся в глаза внешние перемены. В зале появились новые кресла (причем на проходах партера — откидные), на потолке гардероба — рисунки мелом, а на ступеньках — названия всех спектаклей театра и годы постановок. Но главным аргументом, который вернул в театр зрителя, стали новые яркие спектакли.

Дебютной постановкой нового худрука стали «Таланты и поклонники» по одноименной комедии Александра Островского (премьера — январь 2012 г.). В основе сюжета — судьба провинциальной актрисы Негиной. Ирина Пегова, приглашенная актриса МХТ имени Чехова, показывает ее как открытую, искренную, немного наивную и слегка простоватую провинциальную девушку, чья красота и несомненный талант требуют соответствующей огранки. Однако Негина не может сделать карьеру из-за бедности, а ее жених, будущий учитель Мелузов (Даниил Спиваковский), не в состоянии ничем ей помочь. При этом красота Негиной не оставляет равнодушным ни князя Дулебова (Игорь Костолевский), ни помещика Великатова (Михаил Филиппов)…

На мой взгляд, ключ к режиссерскому решению Миндаугаса Карбаускиса надо искать в сценографии Сергея Бархина. В основе последней — круг, так похожий на колесо при игре в рулетку. Такое решение позволяет не акцентировать внимание на социальных противоречиях, что было традиционным при прочтении Островского в советские времена. Главное в спектакле — игра. Игра — как битва поклонников за Негину, где каждый делает свои ставки. Игра — как основа актерской профессии. Игра — как символ изменчивого мира, где можно остановить ход колеса и, наоборот, ускорить его ход (так поступает Негина после объяснения Великатова, стремясь отдалиться от поклонника).


Cцена из спектакля.
Фота с сайта www.mayakovsky.ru

Но колесо рулетки — это еще и замкнутое пространство, из которого нет выхода. В отдельные моменты оно напоминает арену цирка, на которую выходы открыты лишь для хищных поклонников. Но еще большую ассоциативную нагрузку несет в себе конструкция в виде буквы «п», свободная сторона которой обращена к зрителю. На первый взгляд, очерченное ею пространство является комнатой Негиной. Получается, что героиня изначально находится в своеобразной клетке. Но выход «из темницы» только один — к кругу, т. е., ситуацию можно решить только с помощью «поклонников». Получается, героиня Пеговой обречена на уход от Мелузова, более того, она, возможно, даже внутренне готова к этому. Поэтому в поисках выхода из клетки нет атмосферы трагизма. В спектакле правят бал легкость, игра, а актеры играют на полутонах.

На мой взгляд, конструкция в виде буквы «п» является и символом провинции. Именно из нее пытается вырваться Негина, понимающая, что только в столице может развить свой талант. Текст пьесы, казалось бы, оставляет читателям надежду на осуществление мечты. Но прочтение Миндаугаса Карбаускаса оставляет этот вопрос риторическим. Экипаж, на котором она уезжает с Великатовым, продолжает двигаться по замкнутому кругу. Оптимист интерпретирует это как продолжение игры, поисков, а значит и жизни. Пессимист обратит внимание на замкнутость круга (из маленькой клетки Негина лишь попала в более просторную) и его ограниченность (что характеризует как новое окружение героини Ирины Пеговой, так и ее нового избранника).

Впрочем, такой выход выглядит все же более оптимистичным, чем судьба остальных жителей города. Местная элита сама с радостью осваивается в «клетке» (для них размеренное, провинциальное существование — норма). Лишь герой Даниила Спиваковского тщетно борется, пытаясь удержать четвертую стену, которая, опускаясь, закрывает от него и Негину, и свободный мир. Впрочем, поражение героя нельзя объяснить лишь социальными мотивами. Да, в основе рулетки лежит случайность. Но одновременно многое зависит и от решительности игрока: сделать нужную ставку в необходимый момент. Поэтому поражение Мелузова вызвано не только его бедностью, но и нежеланием (и одновременно невозможностью) такого поступка.

Успех «Талантов и поклонников» позволил Миндаугас Карбаускису наладить взаимоотношение с труппой, не все представители которой первоначально были рады его приходу. А сам спектакль определил новую планку требований, на которую театр ориентируется в дальнейшем.