Предложение для зрителей Маяковка — детям


EN
(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

Ольга Прокофьева: Все, что есть красивое в шкафу, — надо надевать, а не ждать праздника

14 Января 2013

Ольга Прокофьева: Все, что есть красивое в шкафу, — надо надевать, а не ждать праздника

В Театре имени Маяковского прошла премьера спектакля «Дядюшкин сон» в постановке режиссера Екатерины Гранитовой. Исполнительница главной роли — Марьи Александровны Москалевой — Ольга Прокофьева.

В интервью «Вечерке» актриса рассказывает об актуальности самой «легкой» вещи Достоевского.

- Ольга Евгеньевна, вы начали свой путь в театре и кино именно с Достоевского. Не боитесь, что рок героев писателя коснется вас лично (за созданиями классика тянется такой шлейф)?

- Не секрет, что актеры — люди суеверные, и я не исключение. Но что бы там ни было, играть Достоевского — подарок судьбы. Кто-то совершенно не принимает этого автора и на своем отрицании защищает диссертации, кто-то боготворит и тоже добивается высот на этом поприще. Однозначно, что Достоевский у всех на слуху, и он один из самых цитируемых. Большая честь — произносить гениальный текст Федора Михайловича, причем буква в букву, сохраняя все запятые. Сама неоднократно получала наслаждение, когда слышала, как эстетично, завораживающе звучат слова Достоевского со сцены.

- Но Достоевского обвиняли в стилистической небрежности, в незаконченности фраз и мыслей? Он часто писал в долг и называл себя при этом загнанной лошадью.

- В построении его фраз есть математическая загадка, даже головоломка, и поэтому, не разгадав ее, заучивать текст его произведений непросто. К тому же это та драматургия, которая у большинства людей вызывает физическую боль, даже нервное потрясение. Проходя с героями Достоевского их путь, любой из нас как бы изнашивается. Возможно, потому что Федор Михайлович не самый оптимистический писатель (хотя надежда есть в каждом его творении), но ведь он описывает сложные, как правило, трагические судьбы людей. Хотя «Дядюшкин сон» — одно из самых легких произведений классика, которое он сам называл анекдотом. Для определения жанра спектакля мы процитировали слова Достоевского и вынесли их на афишу спектакля: «Вещичка голубиного незлобия и замечательной невинности». Так что в постановке Екатерины Гранитовой Достоевский — невинный.

- А в реальной жизни встречали ли вы таких женщин, которых описал Федор Михайлович?

- Женщины Достоевского — совершенно особенные, и еще поэтому очень хочется надеяться, что они существуют среди нас. Моя героиня — Марья Москалева — грандиозная женщина: талантливая, смелая, умная, прозорливая, тонкая… Допускаю, что среди наших современниц не так много женщин, которых Бог наградил такими богатствами души, ума, характера… Если прожить один день Марьи Александровны, на мой взгляд, умереть должен был не князь, а эта женщина. Я понимаю — я бы так не смогла… При этом я понимаю, что Достоевский показывает женщин на пределе их возможностей, в самый решительный момент, когда им дается шанс изменить судьбу. Говорят, что нет ничего страшнее войны и бедности, вот и моя героиня хочет вырваться из этой бедности.

- Вы оправдываете свою героиню, которая для достижения своей цели использует все средства, вплоть до откровенного вранья и сводничества?

- Я ее везде оправдываю. Не хочется ругать нашу Россию, но я много езжу по стране и вижу, как живут люди во многих городах, и понимаю их желание — уехать, чтобы дать детям хорошее образование… Увы, в провинции нет будущего для молодежи. В Петербурге или в Москве моя героиня была бы завоевательницей, или, как говорят, покорительницей столицы… Но Достоевский помещает ее в маленький городок, где ее мечты и планы разбиваются вдребезги, и общество ее осуждает… А все, чего хочет Марья Александровна, — это дать своей дочери достойную ее красоты и молодости жизнь. Вашу героиню, как сказано в повести, «никто не любил».

- Каково вам играть даму, которую все опасаются?

- Я хочу, чтобы полюбили мою Марью Александровну, прониклись к ней симпатией и к женщинам, похожим на нее. Мне кажется, что Достоевский был бы только за то, чтобы его Марью Александровну поняли по-человечески и не боялись ее. Все монологи моей героини очень тонкие, и надо постараться, чтобы уличить ее в ханжестве. Марья Александровна совершенно искренне говорит своей дочери: «Но ведь сейчас все так живут, и все так делают?!» А разве это неправда, что многие девушки во все времена выходили замуж из-за выгоды?

- А вы с пониманием относитесь к браку как к контракту?

В некоторых ситуациях — да. Если есть симпатия между людьми, тепло… Но контракт очень далек от настоящего брака, — и это нужно понимать сразу.

- Нет ли у вас желания преподавать в театральном вузе?

- Настоящих педагогов осталось очень мало. Многие просто забегают к своим студентам, а это недопустимо. К детям нельзя забегать. Если протянуть им руку, они будут ждать этой руки ежедневно. Я еще не наигралась… А забегать к ученикам раз в неделю — не считаю возможным.

- Вы репетируете спектакли в очень красивой одежде… Не жалко?

- Не понимаю — зачем в этой жизни что-то оставлять на старость? Все, что есть красивое в шкафу, — надо надевать, а не ждать праздника. Надо пить вино из самых красивых бокалов, из фарфоровых чашек — чай.

Анжелика Заозерская, ВЕЧЕРНЯЯ МОСКВА, 14. 01. 2013

http://vmdaily.ru/news/olga-prokofeva-vse-chto-est-krasivoe-v-shkafu-nado-nadevat-a-ne-zhdat-prazdnika1358175660.html