Предложение для зрителей


EN

(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

Открытие сезона в театре Маяковского

28 Августа 2014

Открытие сезона в театре Маяковского

Ведущих актеров заковали в гипс, а сам храм Мельпомены полностью перестроили



Светлана Немоляева, Михаил Филиппов, Анна Ардова, Юлия Силаева, Зоя Кайдановская — все маленькие, не выше 15 см и из гипса. Они стоят вдоль белой свежевыкрашенной кирпичной стены, а все вокруг ходят и довольно прицокивают языком: неожиданное решение. Так начинается 92-й по счету сбор труппы в театре им. Маяковского, который на этот раз проходит не в основном здании на Большой Никитской, а в Пушкаревом переулке на Сретенке. Место встречи теперь изменить нельзя — здесь после длительного строительства и ремонта, наконец Маяковка открыла свой филиал. С подробностями обозреватель «МК».


Спускаюсь в подвал шестиэтажного дома и ахаю — всё по-другому, всё новенькое. Стены и мебель в черно-белых графичных тонах. Вместо одного зрительского фойе — два, также как и два буфета. Над барной стойкой экраны. Некоторые стены расписаны мелом, как школьные доски. И если присмотреться, то на них можно рассмотреть план Сретенки, её закоулков и переулков. Роспись, бутафорию и прочие детали интерьера делал замечательный художник Алексей Трегубов вместе с Анной Румянцевой, а архитектуру — Сергей Куцевалов: в его послужном списке уже числится Другая сцена «Современника» и другие культурные объекты.


Экскурсию по новенькому филиалу, пока ещё не подошли все артисты, мне делает директор Маяковки Леонид Ошарин. Видно, что доволен — начинал три года назад, два года ушли только на согласование документов в разных инстанциях и год работали строители. Зато теперь имеет результат, к которому непосредственно причастен.

— Ну, начнем с зала, — говорит Леонид. — Теперь это не просто зал, а зал-трансформер. Мы потеряли 100 мест, сейчас здесь 300, но зрители могут рассаживаться в любом порядке. Вот, видишь, блитчер у стены (напоминает широкую металлическую лестницу. — М.Р.), так вот он может выезжать в зал двенадцатью рядами. Сколько нужно рядов, столько и будет. Сцены, как видишь, как таковой нет: сцена будет строиться под каждый спектакль отдельно, а над ней (показывает на стену с двумя закрытыми пока проемами) — здесь есть возможность для второй сцены, и мы будем это использовать.

Идем в фойе. И вдруг - что это? Светлана Немоляева, Михаил Филиппов, Анна Ардова, Юлия Силаева — все маленькие, не выше 15 см и из гипса...

— А это что такое? — спрашиваю я.

— А это мы решили вместо фотографий, — объясняет директор и подошедший художник Трегубов.

— Это изображение артистов наших в 3D, новые технологии позволяют это безошибочно делать.

— А если я захочу, ну, мягко говоря, украсть Немоляеву на долгую добрую память? — и протягиваю руку к гипсовой скульптурке. Скульптурка с места не двигается.

— Ты что, не трогай, — с ужасом бросается наперерез худрук Миндаугас Карбаускис. — Деньги есть, покупайте. По себестоимости.



Другие стены уже приготовлены для установки полочек с изображением практически всех без исключения артистов Маяковки. Даже тех, кто только принят в труппу. А вот один из них — Алёша Золотовицкий, сын мхатовца Игоря Золотовицкого. Их дипломный спектакль Маяковка уже решила взять в репертуар филиала. Что касается репертуара, то он практически сформирован. Как рассказал мне директор здесь два раза в месяц будут играть документальную пьесу Саши Денисовой «Декалог», пьеса написана от лица старейшей жительницы Сретенки — значит, историческая. Кстати об истории — не лишним будет вспомнить, что этот подвал в Пушкаревом переулке Маяковке достался не сразу. Этот исторический подвал помнит, студию Юрия Завадского, Кедрова, наконец, Гончарова — тот самый знаменитый курс, на котором режиссер Сергей Яшин поставил свой громкий спектакль «Завтра была война». В нем впервые проявились Анатолий Лобоцкий, Ольга Прокофьева, Мольченко и другие.



Режиссер Юрий Йоффе начинал здесь как участник знаменитой режиссерской тройки Гончарова — Лазарев, Ахрамкова и сам Йоффе. Лазарев теперь за океаном, в Америке, Ахрамкова больна и отошла от дел и только Йоффе радостный, улыбающийся стоит посреди зала, где когда-то начинал.

— Лично я горжусь тремя спектаклями, которые поставил в филиале — для Виторгана, Балтер и Болтнева «Игру теней», «Любовь студента» (там блеснул Сергей Юшкевич) и «Собачий вальс». А «Золотой ключик»? Там играл весь нынешний состав израильского театра «Гешер»: они тогда практически все эмигрировали. Эх… Сколько с этим местом связано.


Сбор труппы начинается… с драматической пронзительной нотки: на экране Наталья Гундарева, которой вчера исполнилось бы 66 лет. На экране она пышнотелая Липочка из пьесы Островского «Банкрот», которую играли как раз здесь, в филиале на Сретенке. Ещё поздравили тех, у кого день рождения — Даниила Спиваковского (45 лет) и старейшую актрису театра Галину Анисимову. А также тех, кого отметили разными премиями за прошедший сезон. Кстати, четыре театральных премии «МК» получили маяковцы за спектакли «Кант» и «Бердичев». Наконец, худрук Миндаугас Карбаускис, до сих пор скромно сидевший среди артистов, объявляет планы на новый сезон — в основном, это классика — «Обыкновенная история» Гончарова, «Чайка» Чехова, последнюю ставит Евгений Марчели из Ярославля и она будет играться на двух сценах, собственно, в театре Маяковского и на первой русской сцене — в театре им. Волкова в Ярославле. Причем, и в московской, и в ярославской версии заняты как столичные артисты, так и ярославские.


— Сам я начинаю «Русский роман», — говорит Карбаускис. — Сейчас пишется пьеса и в ней будет и жизнь Толстого, и Анна Каренина, и Наташа Ростова, и Левин, и много чего. Работа большая, у меня есть только шесть сцен и тут я пьесу нашел (достает из кармана маленькую книжечку). «Плоды просвещения» (гул в зале, поскольку этот спектакль, поставленный Петром Фоменко много лет держал репертуар Маяковки. — М.Р.), это будет мой диалог и с прошлым, и с моим учителем, с ним я немного общался. В общем, посмотрим.


Марина Райкина, «Московский комсомолец»

Автор фотографий: Наталия Губернаторова

Оригинальный адрес статьи