Предложение для зрителей Маяковка — детям


EN
(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

Свадьбы не будет

12 Мая 2014

Свадьбы не будет


(c) Дмитрий Лекай

Екатерина Данилова увидела будущее России в спектакле Льва Эренбурга по «Бесприданнице»

Бесприданница — это Россия, а ее поклонники — варианты сценариев для страны. Так режиссер Лев Эренбург поставил классическую драму на сцене театра им. Маяковского

Наивно было бы ожидать, что один из самых дерзких режиссеров современного театра будет ставить «Бесприданницу» Островского по классическим лекалам: бешеные деньги, выжигающие человеческое в героях, драма бедной девушки, попавшей под молох русского капитализма. Для Льва Эренбурга, у которого 6 лет назад действие в «Грозе» того же Островского («Золотая маска», Магнитогорский драматический театр) было перенесено в баню и который не видит ничего зазорного в том, чтобы дописать за классиков то, что они написать не успели, этот ход был бы невозможен. Так и есть. Даже слово «бесприданница», украшая афиши и программки спектакля, на сцене ни разу не звучит. А деньги, вокруг которых все вертится у Островского, открывшего русскому обществу человеческую драму при столкновении с миром большого бабла, по ходу пьесы возникают один раз — когда Паратов получает деньги за свою «Ласточку». Лариса бедная не потому, что у нее нет денег, а потому что она обречена.

Почему?

А вот об этом Эренбург и сделал свой спектакль.

Да, конечно, и о том, что Лариса — вещь. И о трагедии смешного Карандышева. И о бульдожьей хватке дельцов. Все смысловые гербарии, собравшиеся больше чем за сто лет постановок «Бесприданницы», задействованы в постановке Эренбурга. Даже фальшивый цыганский надрыв из известной экранизации нашел тут место.

Но спектакль - о другом. О том, что страстно волновало самого Островского. И что сегодня неожиданно высвечивается новым смыслом и продирает холодком пугающих предчувствий.

Сам Александр Николаевич все время кружил над этой темой — свобода сексуального выбора женщины. Собственно, об этом «Гроза», «Бесприданница», «Бешеные деньги». Для России 70-х годов XIX века это была совершенно новая постановка вопроса. И раньше литературные героини оказывались перед моральными дилеммами: им надо было решать, выходить или не выходить замуж, быть верной мужу или нет. Но чтобы речь шла о свободе выбора сексуального партнера? 150 лет назад для русского общества это была бомба. 1863 год — «Что делать?» Чернышевского. На следующий год — «Леди Макбет Мценского уезда» Лескова. 1868 год — «Идиот» Достоевского. 1877-й — «Анна Каренина». 1878-й — «Бесприданница». Но Островского волновала даже не эротическая дерзость девушек из хороших семей. Другое не давало покоя: ну как же так — умная, благородная, тонкая, ну как она может любить эту пустышку, это наглое ничтожество?

Вот эту расстановку сил и зафиксировал Эренбург. Только из женской драмы он вывел социальную, а может, даже политическую драму сегодняшнего дня. У него бесприданница - это Россия. А выбор бедной Ларисы Дмитриевны (Полина Лазарева) возвысил до выбора будущего, перед которым стоит страна. Полина Лазарева - кажется, материализованная блоковская цитата «О Русь моя, жена моя» и готовая исполнительница Любови Дмитриевны Менделеевой-Блок, буде такая понадобится (тот же высокий чистый лоб и серьезный взгляд из-под короны пышных волос, белая блуза и шнурованные ботинки курсистки). Любовь Дмитриевна для поэта стала воплощением и вечной женственности, и женской сути России. Лариса Дмитриевна для Эренбурга — олицетворением трагичной ситуации, в которой оказалась страна сегодня.


(с) Дмитрий Лекай

Выбор, перед которым она стоит — мечта современной хищницы: у нее на выбор олигархи трех поколений. И типажи эти так узнаваемы, что делают постановку пугающе современной. По порядку: Мокий Парменыч Кнуров (Юрий Лахин) — это, конечно, представитель олигархии старшего поколения. Того самого, которое еще способно любить, но уже готово за эту любовь платить. Нам эти серьезные дядечки в дорогих костюмах, придерживающиеся строгой диеты и презирающие всех, кто пришел после них, хорошо знакомы. Паратов (Алексей Фатеев) — из бизнесменов следующего призыва, очевидная пародия на Сергея Полонского. Фигурирует даже цветастая рубашка, в похожей последний раздавал свои многочисленные тропические интервью. Не способен ни к серьезному чувству, ни к серьезному ведению дел. Зато готов все продать, даже свою волю. А еще лучше попользоваться задаром — соблазнение Ларисы. Это круто, и кто так не умеет — лох. И Вожеватов (Всеволод Макаров) — молодая поросль при деньгах с оловянным взглядом. Почти ребенок, проигрывающий подругу детства в карты, безостановочно пьющий. Кажется, что он все время под кайфом.

Вместо денежных воротил и «честного купеческого» — правильные пацаны и отношения по понятиям.

Может, Карандышев? Да бедная Лариса и понимает, что если и есть человеческий выход из ее ситуации, то он здесь. Но вот беда — рядом с этой троицей, узурпировавшей правила игры и представления о должном, Карандышев (Алексей Дякин), этот русский кавалер де Грие, совершающий свой нелепый подвиг во имя любви, просто не может состояться как герой. У него нет шанса обрести не то чтобы достоинство, но даже самодовольство мещанина. Неунизительная, честная и частная жизнь обычного человека в ситуации, где все крутится так, как Кнуров, Паратов или Вожеватов обустроили, невозможна! Вместо того чтобы превратиться из любимого русской литературой маленького человека в крепкого, хотя и не очень интересного для описания обывателя, который способен построить дом, нарожать и выучить детей, возделывать свой сад и в судебном порядке пресекать посягательства соседа, быть может, и более богатого и могущественного, на родные сотки, он становится раздавленным посмешищем.

Какое будущее выбрать Ларисе? Что ждет ее с каждым из этих героев нашей жизни? Отчаяние, унижение, ненависть к себе и к ним. Гибель. И неважно, что она сбегает с Паратовым. Гибелью всерьез закончился бы любой выбор, на ком бы из четырех она его ни остановила. Эта история не может окончиться счастливой или даже непостыдной свадьбой.

В этой драме нет ответа, который может утешить публику. Так пусть хоть цыгане играют громче!

Екатерина Данилова, «Огонёк»

Оригинальный адрес статьи