Предложение для зрителей


EN

(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

Уровень немосковской жизни

4 Июля 2012

Уровень немосковской жизни

Белорусская "Любовь людей" в Театре имени Маяковского

Участковый милиционер (Алексей Фатеев) не хочет мириться с тем, что человек человеку волк
Фото: Денис Вышинский / Коммерсантъ




Московский Театр имени Маяковского завершил сезон премьерой спектакля "Любовь людей" по пьесе Дмитрия Богославского в постановке молодого режиссера Никиты Кобелева. Рассказывает РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ.

Пьеса молодого белорусского автора Дмитрия Богославского "Любовь людей" еще не стала очевидным репертуарным лидером по ведомству "новой русской драматургии" — таким, каким стала уже, к примеру, "Наташина мечта" Ярославы Пулинович или "Язычники" Анны Яблонской,— но к московской своей премьере успела собрать весомый набор поощрений: шорт-лист конкурса "Евразия"; спецприз конкурса "ЛитоДрама"; победа в конкурсе "Действующие лица-2012". Автор же ее, можно сказать, неприлично молод даже по новодрамовским меркам — ему 25.

От многих других произведений, которые сейчас на слуху у всех, кто интересуется новыми пьесами, "Любовь людей" отличается двумя важными обстоятельствами. Первое — пьеса хорошо написана, то есть ее не упрекнешь в небрежности и необязательности, часто буквально спрыгивающих со страниц современных пьес. Второе — она написана по правилам хорошего драматургического тона, то есть это не поток сознания, не нарезанная на реплики проза, не плод "хождения в народ", не композиция из эсэмэсок и не компиляция из монологов. Ее действие происходит не в космосе, не на экране компьютера и не на протяжении 100 лет, а в современной (бело)русской деревне, в тексте есть главные и второстепенные роли, несколько мест действия, завязка, кульминация и развязка. Мне кажется, такая пьеса не могла бы быть написана в Москве: неслучайно, что она создана там, где старые системы координат — в разных сферах жизни и с разными последствиями — еще не рухнули. О новых степенях свободы свидетельствует разве что наличие мата, но и тут нужно оговориться: в рукописи пьесы, которую мне довелось прочитать, середины нехороших слова были трогательно заменены многоточиями.

"Любовь людей" — мрачная криминальная история с привкусом мистицизма. Героиня пьесы, устав от семейной жизни с постылым пьяницей, убивает его, после чего скармливает разрубленный на части труп мужа свиньям. Через некоторое время она сходится с участковым милиционером, влюбленным в нее со школьной скамьи и ждавшим ее благосклонности долгие годы. Новый муж вынужден смириться со страшной правдой, которую открывает ему современная "леди Макбет Мценского уезда". Однако семейной идиллии на чужой крови не выходит — женщине начинает являться убитый ею муж, причем она не сомневается в его родственности и осязаемости. Новому же мужу кажется, что она сходит с ума, совместная жизнь разлаживается окончательно: милиционер пьянствует и безобразничает, а в конце концов убивает свиней, душит жену и сам вешается на ремне.

Название пьесы Богославского следует воспринимать, разумеется, в горько-саркастическом ключе: никакой любви в сем безысходном мире нет и в помине. А жуткая история главных героев обложена со всех сторон частными-несчастными историями других персонажей — одиночками коротают жизнь матери; тоскует без мужчины продавщица деревенского магазина; еще у одной пары нет детей; да и брак деревенского плейбоя с городской крановщицей вряд ли можно назвать заключенным на небесах.

Наверное, в каком-то новодрамовском подвале "Любовь людей" выглядела бы иначе. А в академическом театре — пусть и на малой его сцене — она поставлена подробно, солидно, натуралистично. Художники Анастасия Бугаева и Тимофей Рябушинский соединили на сцене часть улицы и бедную кухню деревенского дома. Детали кухонной обстановки можно рассматривать так же внимательно, как детали актерского "вживления" в образы. И опытные актрисы Маяковки Людмила Иванилова и Надежда Бутырцева, и их коллеги помоложе — прежде всего Алексей Фатеев и Юлия Силаева — играют полнокровно, густо, серьезно, никуда не торопясь. Добротный натурализм им нигде "не жмет". Они тщательно показывают своих героев всякими — пьяными и влюбленными, разбитными и грустными, хитрыми и полубезумными. Спектакль не умещается даже в три вечерних часа, и вдруг ловишь себя на ощущении, что в Москве так не только не пишут, но и не ставят, что ты, наверное, находишься на фестивале театров малых городов России, а на поклоны выйдут умудренные и битые жизнью профессионалы. Так что "Любовь людей" все-таки одаривает напоследок удивлением — его создатели оказываются так же неприлично молоды, как и автор пьесы.

Роман Должанский, Коммерсантъ, 4 июля 2012 г.
Подробнее: http://kommersant.ru/doc/1971659