Предложение для зрителей Маяковка — детям


EN
(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

«ВРАГ НАРОДА»

23 Мая 2013

«ВРАГ НАРОДА»

В основу этого спектакля вроде бы положена хрестоматийная пьеса Генрика Ибсена «Враг народа». Но любителям классических версий радоваться рано. От ибсеновской драмы здесь остались сюжетный костяк и имена персонажей, число которых, впрочем, сократилось. В Театре имени Маяковского играют абсолютно современную версию вечной темы, предложенную тандемом драматурга Саши Денисовой и режиссера Никиты Кобелева. Текст практически создан заново: изменилось время, место и статусы героев – действие перенесено в наши дни на российский «курорт федерального значения». Жанровый подзаголовок звучит как «экологическая катастрофа», а потому к истории о зараженной воде добавились вполне актуальные пассажи о химкинском лесе (название не произносится, но без труда угадывается) и прочих сиюминутных вещах, активно обсуждаемых в блогах и средствах массовой информации.

Нынешний «Враг народа» – ясный, четкий и острый срез проблем современного общества, отнюдь не ограниченный «экологическими катастрофами». Тут и протестное движение, и метаморфозы прессы, и пресловутое общественное мнение, и цинизм властей предержащих. Домашние интерьеры упразднены: действие помещено в стильное холодное пространство с мониторами, микрофонами и пластиковыми панелями (художник­постановщик и автор мультимедиа Михаил Краменко). Здесь задействованы все технические новинки и средства современной коммуникации. Дочь Стокмана Петра (Наталья Палагушкина) ведет видеоблог. На огромный экран проецируется пресс­конференция мэра (Игорь Костолевский). Этот же монитор бесстрастно отражает результаты «народного голосования». Стокман (Алексей Фатеев) общается по скайпу.

Здесь практически нет полутонов и подтекстов, все «весомо, грубо, зримо». Действие порой походит на импровизированный митинг, в который, например, перерастает упомянутое ток­шоу. Стокман – Фатеев выходит на авансцену, в зале включается свет, а его монолог обращен не к абстрактному «зрителю», а к каждому сидящему в зале. Эмоции и накал нравственных метаний тоже отчасти снижены: проблемы не столько решаются, сколько констатируются, уже отшлифованные временем.

В подобной ситуации режиссер с драматургом не могли не изменить финала, подсказанного не Ибсеном, но нынешними «сводками с фронтов». Стокман, конечно же, погибает, как реально погибли многие его «коллеги», не пожелавшие пойти на компромиссы. А вот Театр Маяковского после этого спектакля вряд ли кто­нибудь продолжит обвинять в аполитичности.

Ирина Алпатова

Театральная афиша, Июнь-2013