Предложение для зрителей Маяковка — детям


EN
(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

... И там циркачку полюбил

7 Ноября 2011

... И там циркачку полюбил

«Месяц в деревне» – первая премьера Театра имени Маяковского в новом сезоне. Пьесу Тургенева поставил приглашенный режиссер Александр Огарёв, ученик Анатолия Васильева. Впрочем, вряд ли стоит в данном случае по ученику судить об учителе – Александр Огарёв вполне самостоятельно разобрался с героями старинной пьесы.

Театр Маяковского, как и, например, еще один московский театр – имени Станиславского, в новый сезон вошел с новым художественным руководителем. Но в обоих случаях худруки, не скрывая своих планов, вперед пропустили приглашенных режиссеров, начавших работу еще при старом «режиме».

«Месяц в деревне», элегантная мелодрама во французском стиле, – пьеса известная, хотя, конечно, не «разбитая» ежедневной ездой, как старые дрожки, – наподобие «Трех сестер» или «Чайки». «Тургеневский месяц в деревне – это русский проект жизни идеями сердца», – глубокомысленно, однако мысля современными понятиями «проекта», определяет дух своей постановки режиссер Огарёв. В современном духе, увидя парад тургеневских героев, прошедших перед публикой в первые несколько минут и отметив отсутствие первого в списке действующих лиц, мужа главной героини – богатого помещика Ислаева, соседка по ряду спросила свою подругу: «А папа? Он на планерке?» Да, папа то на плотине, то где-то еще, оттого предоставленная себе самой, чувствам и в еще большей мере – фантазиям о чувствах, Наталья Петровна затягивает сама себя в любовное приключение. У нее под боком – Ракитин, готовый без конца читать ей французские романы, а она выбирает студента, учителя Беляева.

Наталью Петровну играет Евгения Симонова, на роль Беляева специально был приглашен приписанный, кажется, к «Современнику» Юрий Колокольников...

Странный все-таки народ – актеры, а особенно – актрисы. Некоторое время тому назад Евгения Павловна Симонова оставила роль Агафьи Тихоновны в гоголевской «Женитьбе», передав ее по наследству дочери, актрисе Зое Кайдановской. Симонова давно уже собиралась покинуть «Женитьбу», полагая, что вышла из возраста. А вот теперь – играет Наталью Петровну. Все же странно: у Тургенева сказано, что Наталье Петровне 29 лет, она равно отстоит и от 36-летнего мужа, и от 21-летнего студента Беляева. Что касается Агафьи Тихоновны, так там сваха Фекла Ивановна не сильно спорит, когда Подколесин «впаривает», что невеста, должно быть, сорокалетняя дева. Вот и пойми актрис!

Спектакль для Натальи Петровны и играющей ее Симоновой начинается в воздухе – подобно циркачке, она парит на лонже (кажется, так это называется в цирке?). Спустя несколько минут Наталья Павловна вылезает из огромного чемодана, который занимает полсцены. Крышка открывается, а там – она и Ракитин. Вот так фокус! Шпигельский выезжает на самокате. А муж – на мопеде. Мопедов не было в 1850 году, когда была написана пьеса? А у Огарёва есть мопед. Конечно, было бы правильно, чтобы за ними ехал кот – задом наперед. Но на кота сил не осталось. А может, и денег. Но и мопед – хорошо. С мопедом, с чемоданом, с синхронным плаваньем – конечно, повеселее. Служанка Катя (Дарья Хорошилова) – русалка. Тоже нескучно.

«Вы сирота?» – спрашивает Беляев у воспитанницы Верочки (Полина Лазарева). И тут же падает куда-то вбок. И докрикивает: «И моя мать умерла». И оба ныряют, то есть, понятно, – проваливаются в омут любви. Пока они плавают в запруде на авансцене, успеваешь разглядеть, как грубо, с какими-то затяжками и морщинами сшиты половинки задника, изображающие цветущий луг. Большинцов, сосед, который сватается к Верочке, и у Тургенева нелеп, но тут к тургеневской нелепости, такой старомодной, «неэффективной», вероятно, по мысли постановщика, добавлены шорты с котелком и носки на штрипках. Между тем Игорь Марычев Большинцова и сам смешно играет, не нужны ему для этого штрипки, совершенно лишние.

Махнуть рукой, вернее отмахнуться от этой премьеры, как от незначащего, общего места сегодняшнего театра, мешает игра Симоновой, подробная, замечательная, тонкая, а еще – Верочка в исполнении Полины Лазаревой, дочери Александра Лазарева-мл. и внучки Светланы Немоляевой и Александра Лазарева. В игре молодой актрисы происходит разительная перемена, когда Верочка-девочка, «ребенок», как говорит о ней Наталья Петровна, превращается в соперницу, понимающую, что за картина перед нею, чему она стала и свидетельницей, и участницей. Меняются вдруг взгляд, интонации... И как на глазах стареет, слушая Верочку, Наталья Петровна – Симонова. Как смотрит она, как с трудом встает... Тут и думаешь: неужели Колокольникову самому нравится весь спектакль строить дурацкие смешные рожи, таращить глаза? Неужели режиссеру не скучно ставить такую задачу актеру?

Он в старый цирк ходил на площади и там циркачку полюбил... Гитара, можно еще и балалайку присовокупить, и ксилофон. Микрофон поставить – как в спектакле, в финале первого акта, где дуэтом поют Наталья Петровна и Верочка. Что поют? Ну, что-то такое поют.

НГ, 7 ноября 2011 года

Григорий Заславский