Предложение для зрителей Маяковка — детям


EN
(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

«Бесприданница»: невозможные страсти

21 Мая 2014

«Бесприданница»: невозможные страсти


Лев Эренбург поставил в Маяковке пьесу Островского.

Эренбург — режиссер, от которого никто не ждет иллюстративных спектаклей и классических концепций. Его взгляд на русскую классику всегда непривычен, остер, иногда очень жесток. Опять же пресловутый физиологизм как стилевая черта. «Бесприданница» в Театре Маяковского не стала исключением из общего правила. Спектакль никак нельзя назвать «новым взглядом на старую пьесу». Это вообще не Островский. Это Эренбург. И вот почему.

В новой «Бесприданнице» Лариса вовсе не кроткая голубица, которой все жаждут воспользоваться. Мужчины в окружении этой вспыльчивой и даже истеричной барышни бредят ею, готовы покупать пароходы, тут же их сжигать, разводиться, жениться вновь. Лишь бы она была счастлива. Паратов — совсем даже не циничный гад, который ради выгоды предаст и удавит. Он у Эренбурга — промотавшийся делец, которого в первой же сцене спектакля пытают горячим утюгом. Мол, не отдашь долги, и с тобой, и с твоей Ларисой покончено. Харита Игнатьевна, мать Ларисы у Эренбурга — мать-одиночка, с молодости влюбленная в еще одного обожателя своей дочери Мокия Кнурова. А провинциальный актер Робинзон, которого Паратов повсюду таскает за собой — гей, по ушли влюбленный в своего благодетеля.

Страстью, как крутым кипятком, обжигаются абсолютно все герои сочинения Эренбурга. Отсюда эти преувеличенные жесты: заламывание рук, истошные крики, истеричные рыдания, поцелуи взасос. Под цыганские песни (оркестр сцену не покидает) герои пускаются в пляс, под них же собираются топиться. И, как всегда у Эренбурга (первая его профессия — врач) — каждый из героев испытывает если не боль, то физический дискомфорт. Герои у него спотыкаются, ушибаются, обжигаются, их тошнит, у них сводит спину. Финал у Эренбурга как приговор. Все страсти невозможны, все любови несбыточны. В таких обстоятельствах Ларисе, так отчаянно желавшей настоящего чувства, и правда лучше умереть (Карандышев, кстати, убивает Ларису не намеренно, а случайно.). Все равно любви счастливой не будет. А может, и не было никогда.

Наталья Витвицкая, «Ваш досуг»

Оригинальный адрес статьи