Предложение для зрителей Маяковка — детям


EN
(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

Искусство карьеры

17 Апреля 2013

Искусство карьеры


Поговорить с Миндаугасом Карбаускисом я хотела очень давно.

Когда пару лет назад мы наконец встретились в РАМТе, он сказал, что интервью не дает, у него зарок молчать три года (или пять лет? – не помню). Почему? Потому что проиграл пари. Кому? Самому себе.

Я удалилась не солоно хлебавши, но с большим почтением к незабываемым человеческим принципам замечательного режиссера.

Но тут довольно скоро Карбаускис стал худруком театра им. Маяковского – и дал множество самых разных интервью, хотя срок проигранного пари еще явно не истек…

Тогда снова выразила желание поговорить для «ПТЖ», но каждый раз, когда приезжала в Москву, у Карбаускиса были или выпуск, или ввод, или он сам уезжал. История приобрела хронические формы.

Минувшей поздней осенью «Таланты и поклонники» гастролировали в Петербурге. И вдруг мне позвонили из литчасти Маяковски и сообщили, что Миндаугас готов таки поговорить. То есть он помнил о нашей договоренности, и это уже внушило уважение.

Мы встретились в редакции.

Не скажу, что беседа удалась: ответы Карбаускиса были так определенны и ясны, что не предполагали следующего моего вопроса. Его как бы не о чем спрашивать, он словно бы ответил уже на все, темы исчерпывались и не длились…

И тем не менее в расшифрованном тексте обнаружилась некая внутренняя пластика, даже внутренний сюжет «режиссерского комплекса» литовцев.

Я послала интервью на утверждение и получила назад меньше 2/3 его: то, что было живым, стало сухофруктом. Карбаускис довел текст до полной «усушки». Но что делать, он имеет на это абсолютное право…

Марина Дмитревская Миндаугас, есть два вопроса, совершенно разных, не связанных между собой, но с каждого можно бы начать разговор… Не знаю, с какого лучше. Ладно, начну с биографического. Литва делится на Жемайтию, Дзукию, Аукштайтию… Я привыкла думать, что уроженцы разных частей Литвы – люди с совершенно разными натурами, характерами. Вы кто?

Миндаугас Карбаускис Отец у меня из Жемайтии.

Дмитревская «Лесные люди»?

Карбаускис Да, там нет больших городов. А мать родилась на границе с Латвией, это совсем другая местность. Сам я оттуда, где гора Крестов, это Аукштайтия, высокая Литва.

Дмитревская И — совершенно не связанный с этим вопрос, с которого тоже можно было начать. Что такое для вас режиссура?

Карбаускис Для меня это вид деятельности, в котором я оказался нужен. Потому что в первой профессии, актерской, я не был востребован, не мог работать по специальности. И в этом состоянии безработного артиста я пребывал в Литве года четыре. А когда поступил на режиссуру — сразу стал востребован (очень хорошо это помню) и очень старался учиться, потому что сразу понял: в этом качестве я нужен.

Дмитревская Когда в первый раз у вас в сознании возникло слово «режиссура»? Вот живет человек, идет учиться на артиста…

Карбаускис Понимаете, в чем штука… Со временем я заметил, что особое внимание уделяю самым слабым своим качествам. То есть развиваю в себе то, что меньше всего выражено от природы. Например, я с детства безумно ленив. А сейчас иногда удивляюсь, насколько могу быть трудоспособным. Режиссура, как дело, возникло в момент, когда я после актерского образования всерьез задумался об обретении профессии. Я, может, по природе своей как раз антипрофессионал, поэтому так упорно занимаюсь этим делом. И в этом весь интерес.

Дмитревская В спектаклях вы как раз выглядите суперпрофессионально…

Карбаускис Парадокс!

Дмитревская Ну, на самом деле сбываются наши истинные желания.

Карбаускис Да-да, я знаю... Я был трудным ребенком, себе на уме, но мне говорили: тебе всегда и всего будет мало, тебе надо много. Сам я всегда говорю: «Мне много не надо», — но, может быть, это кокетство и мне действительно надо много. Какое там – возглавить большой театр, вы что?!А потом как-то все так органично получилось … Взвалил крест и потащил.

Дмитревская Вы поехали учиться в ГИТИС, потому что оттуда вышла литовская режиссура?

Карбаускис Я бежал из Литвы, если честно. В свои двадцать пять я был абсолютно не востребован в своей стране. К тому же страстно любил русский язык.

Дмитревская Почему не в Питер?

Карбаускис Тоже были идеи. Но, может быть, потому что Фоменко приезжал в Литву с «Волками и овцами», было интересно...

Дмитревская Каждый человек знает, с чего начался для него театр. С чего он начался для вас?

Карбаускис Как сейчас помню, очередь в гардероб, потом долгое ожидание начала… и почти не помню спектакля. Словом, в детстве я не был этим увлечен.

Дмитревская Почему тогда пошли на актерский?

Карбаускис Не знаю. В школе я был чтецом. Голос был хороший.

Дмитревская А в ГИТИС вы поступали именно к Фоменко?

Карбаускис Да. Вот это — принципиально. Хотелось узнать: его блистательный театр — это талант актеров или все-таки школа?

Дмитревская И что?

Карбаускис Школа. Хотя внимания Петра Наумовича нам не хватало, но нас в основном учил и оберегал Женовач. И вообще, была прекрасная команда педагогов. Ну, а с Петром Наумовичем отношения у меня лично были сложные. Например, когда мы заканчивали учебу, театральный фестиваль «Балтийский дом» посвятил одну из своих программ последнему выпуску мастерской, т.е. нашему. Называлась программа «Учитель и ученики». На курсе я поставил два спектакля, а он не взял меня в Петербург. Они все поехали – мой учитель и мои однокурсники – а я нет. Но я поехал сам. Ищу: где же эти счастливые люди на первых гастролях? Вбегаю в буфет Балдома, Петр Наумович видит меня и говорит продюсерам: «Вот Миндаугас! Лучший мой ученик…». Словом, я находил повод обидеться.

Дмитревская Если формулировать принципы этой школы, что главное — разговоры, формирование мировоззрения, сумма технологий?

Карбаускис У меня осталось впечатление какого-то очень органичного постижения профессии. Без сверху спущенных истин. Непрерывный диалог с мастерами и метод проб и ошибок.

Дмитревская А помните свою первую работу?

Карбаускис Все началось буквально в первую неделю. Нам дали задание принести этюд на тему «Мировая культура». Это была абсолютная провокация, этюд на тему «ничего». С этюдами у меня было не важно. Но зато во мне проявилась некая изобретательность как скрыть свое неумение. Это, наверное, немаловажное качество режиссера. Первая работа стала неожиданным успехом.

Дмитревская В ваших спектаклях артисты играют замечательно, но кажется, что они поставлены в жесткие условия.

Карбаускис Иногда мне кажется, что актеры думают, если я буду работать с этим режиссером, то буду играть иначе, чем всегда, он так красиво все делает — я хочу постоять в этих красивых декорациях и многозначительных мизансценах. Это неправильно. Есть только один способ игры, в какой бы театральной форме ты не существовал, потому что форма — это еще не игра. Но хорошая игра без правил тоже невозможна. Поэтому я огромное внимание уделяю той же форме.

Дмитревская Вы придумываете каркас заранее?

Карбаускис Нет, это увлекательный процесс, которым все заражаются, — найти идеальную сценическую композицию. Тогда мы становимся такими учеными от театра, иногда даже в ущерб себе.

Дмитревская Ваши спектакли живут долго. Но вот как-то я видела «Счастливую Москву» без Сарториуса-Яценко, и это был совсем другой спектакль, хотя композиция не пострадала.

Карбаускис Я не видел спектакля с новыми исполнителями, слишком уж я люблю прежних. Это право Табакова: он руководитель театра и решает возникающие проблемы, в частности, недисциплинированность Саши. Я был против ввода, хотел Яценко отстоять, потому что при одних и тех же проблемах одному артисту нужно помогать, а другого гнать. Саша не простой, но очень талантливый человек. Увы, рационализация производства взяла верх.

Дмитревская Для вас важен художник?

Карбаускис Да, да. Проявления людей должны быть важными, даже если они неприятны.

Дмитревская А с чего вообще все начинается? Первый толчок к спектаклю?

Карбаускис Поиск материала. Я даже не понимаю, как это происходит. Как появляется тот или иной материал, с которым ты будешь жить и работать около года? Когда смотришь на череду поставленных спектаклей, видишь в этом логику. А в сущности, это ряд случайностей.

Дмитревская Вы много работали над прозой. Теперь вот пьесы. Есть разница?

Карбаускис С пьесами сложнее. Я менее свободен. Думаю, что самая сильная моя сторона — композиция. Сперва пишу инсценировку для храбрости, приблизительно, а потом с актерами все начинаем заново. В итоге получается, что написанное «от головы» — это привычка мышления, а спектаклем становятся совсем другие вещи, которые приходят, когда углубляешься в содержание. Последней такой работой были «Будденброки».

Дмитревская Постройка театра идет так же, как происходит выбор материала или более рационализировано?

Карбаускис Идет постройка того, что нельзя построить. Это не стройка, это созидание. Это другая формула. Ради шутки в своем кабинете я повесил плакат «Искусство карьеры» (в Театре Маяковского был такой спектакль). А если всерьез. То мне кажется, что управление театром – это дело не столько ума, сколько сердца. Кстати, такой же плакат я подарил Ване Вырыпаеву, когда его назначили худруком «Практики». У меня есть еще несколько копий.

Дмитревская Но вы приглашаете разных режиссеров. Почему одного, а не другого?

Карбаускис Смотрю, как сложился человек: любит искусство в себе или себя в искусстве.

Дмитревская Есть ли какие-то спектакли других режиссеров, вызывавшие вашу режиссерскую зависть, восторг?

Карбаускис Я хожу на спектакли редко и только в тех случаях, если уверен, что получу урок мастерства. Чужой театр для меня это некое пространство профессионального диалога.

Дмитревская Когда-то я видела ваше мхатовское «Похождение». На премьере оно мне очень понравилась, а москвичи говорили: «Длинно…» Потом спектакль приехал на гастроли в БДТ и прекрасно прошел. Мне кажется, он ритмически совпал с Петербургом. У вас вообще спектакли не быстрые. А Москва город дерганный, там хронически не воспринимаются медленные спектакли. Вы работаете в Москве и для людей, которые не склонны к неторопливому вхождению в спектакль. Есть разница московского ритма и вашего собственного? Вы все время говорите про процесс, а Москва существует очень результативно…

Карбаускис Результативность – это когда слово идет впереди мысли. Тогда правильнее остановиться и попробовать эти две вещи совместить в одно движение. Поверьте, это нелегко. Я работаю в Москве и очень завишу от этого ритма.

Дмитревская Мне-то давно казалось, что вы ближе к Питеру, я даже пыталась несколько лет назад, чтобы вас сюда позвали…

Карбаускис Я выбираю ритмический контрапункт. В этом есть какой-то объем. Дмитревская Нас формируют книги детства. Какие это были книги у вас?

Карбаускис Ну, во-первых, нас формируют не только книги. Уверяю Вас, потому что книг в моем детстве почти не было. Но зато была деревня, приключения и минимум ограничений. Потом я отдувался за эту свободу в школе – совсем не умел себя вести в коллективе. И вот только тогда появились книги. Может быть как некое убежище.

Был такой момент, когда я вдруг резко почувствовал необходимость читать. В старших классах, в творческом лагере, куда я поехад как чтец, был умный парень, романы писал. Я говорю: «Сделай мне список, что прочесть». И он мне дает: «Библия, Гессе. Кортасар». Двенадцать таких вещей. И неделю подряд я читал. Так увлекся чтением, что вставал в семь утра и читал до глубокой ночи. Поехал в пустую, без мебели, родительскую квартиру в Шяуляе и читал. Прекрасно помню этот момент. А потом появился Томас Манн, но это уже страсть.

Дмитревская Есть проблемы собирать артистов на репетицию? Вы строги к съемкам, отлучкам?

Карбаускис Я не строг, люди все решают сами. Отказываются от съемок или отлучаются ради съемок, но сами. И много снимаются, и уезжают — почему нет. Выбор - в духе времени.

Дмитревская Уже известно, что вы будете делать дальше?

Карбаускис Да. «Канта» Ивашкявичюса. Это очень веселая пьеса: «Критика чистого разума» из уст слуги Канта — это же классно! И прекрасный перевод Юрия Ефремова. Юрий Иоффе скоро выпустит «Чудаков» Горького. Надеюсь, что к сентябрю у нас в репертуаре появится сказка, которая которая придется по душе не только детям, но и их родителям. Песни пишет максим Леонидов в тандеме с нашим артистом Сашей Шавриным. Еще в работе «Враг народа» Ибсена. Это постановка еще совсем молодого режиссера Никиты Кобелева. Помогает ему драматург Саша Денисова. Планам конца нет.

Дмитревская Еще одна опасная афиша. Вам же запрещали «Пунтилу», созвучного «Путину»?

Карбаускис Это только созвучно! Хотя…

Дмитревская Вы хотели бы преподавать?

Карбаускис Да я все время преподаю, каждый день. Полный театр артистов, и мы понемножку занимаемся, разбираемся…

Дмитревская А когда нет репетиций — это состояние дискомфорта или наоборот? Вы можете не работать?

Карбаускис Когда я ушел из «Табакерки», попробовал сделать спектакль на стороне, надорвался за полтора месяца — и ровно два с половиной года ничего не репетировал. Это были прекрасные два с половиной года. Я занимался всем, что не есть моя профессия. Решил квартирный вопрос, занялся садоводством, поехал по миру, нашел места, где мне нравится отдыхать. Я много времени посвятил тому, что будет охранять меня от театра, поэтому спокоен и от него не завишу. Люди это чувствуют.

Дмитревская Вы часто бываете в Литве?

Карбаускис Ну, конечно, человек без корней не человек. Литва мне нужна. И с возрастом все больше. Это уже истина.



Марина Дмитревская, Петербургский театральный журнал №1 2013