Предложение для зрителей


EN

(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

"Кант" в Театре Маяковского: обед удался

18 Декабря 2013

"Кант" в Театре Маяковского: обед удался


сочных и вкусных спектаклей (и не только в переносном, но и в гастрономическом смысле!) очень не хватает в пространстве московского театра. Наконец он появился – "Кант" в постановке Миндаугаса Карбаускиса. Это настоящий деликатес с участием лучших актеров, которые работают на высшем уровне.

Деликатес на то и деликатес, что не на всякий зубок. "Кант" в Маяковке – это очень изысканное блюдо, рассчитанное на три с половиной часа. В этом спектакле все перемешано, и великий философ Иммануил Кант, ночной кошмар студентов-филологов, предстает в более чем человечном и даже милом виде. Впрочем, не думайте, что вас начнут "грузить" "Критикой чистого разума"! Боюсь, далеко не вся постановочная группа читала знаменитый фундаментальный труд философа, за исключением разве что автора пьесы Марюса Ивашкявичуса. И это первая обманка Карбаускиса.


Вторая обманка – сценическое пространство (автор – Сергей Бархин). Модель студенческой аудитории (в центре обеденный стол, вокруг на разных уровнях сидят зрители) намекает на то, что сейчас мастер философии встанет в центр и начнет читать нам мудреную лекцию. Отнюдь! Философ вместо этого будет кушать суп и треску, искать способ, как вежливо отказать непрошеному гостю, а про "Критику чистого разума" нам все объяснят другие персонажи: это когда "чисто критикуется разум".

Третья обманка – солидные костюмы актеров. Парики, камзолы – все говорит о том, что сейчас мы увидим серьезную историческую драму. Но нет — оказалось, что это чистой воды комедия, легкая и умная, в финале превращающаяся в комедию абсурда.


Каждый из актеров показал высший класс. Михаил Филиппов в роли самого Канта очаровывает мягким голосом, неторопливыми движениями и комичными высказываниями. Анатолий Лобоцкий играет подвыпившего, но рассудительного и ответственного слугу Канта по имени Мартин. Кстати, со слугами Канту нелегко приходится: у него заводится новый слуга по имени Кауфман (Нияз Гаджиев), комичный в своей меланхолии, который тоже не дурак и с первого момента заводит в доме свои порядки. Игорь Костолевский – проповедник, один из постоянных гостей Канта, вся набожность которого заканчивается на постоянных восклицаниях "Господи, Господи! До чего приятно!" Александр Андриенко – тоже постоянный собеседник Канта, чрезвычайно эмоциональный персонаж, помешанный на своей ненависти к англичанам. Виктор Запорожский – начальник полиции Кенинсберга, очаровашка, который собирался убить Мартина, потому что "не верит пруссачок!". Есть потрясающе комичный доктор Канта (Юрий Коренев), есть начинающая актриса Юлия Соломатина, вполне преуспевшая в роли умершей племянницы Канта, и есть Вера Панфилова, очень убедительная в роли Фрице, одной из двух сестер милосердия из движения лютеранок-пиетисток за уничтожение бедности.


Что уж говорить о Светлане Немоляевой, которая внутри своей не особенно большой роли другой лютеранки-пиетистки сыграла целую жизнь. Сухая, чопорная, приличная уже до неприличия монашка, она пришла в дом к Канту искать украденного Мартином английского бойцового петуха. А завертелась бредовая, смешная, удивительная цепь событий… В ходе которой красавец Мартин неожиданно целует ее. И дальше – пять минут тишины, во время которой замирают прочие актеры, замирает зал и будто бы замирает вселенная. Очарованная, потрясенная сестра милосердия обходит стол кругом, медленно снимая белую монашью шапочку… И из-под нее рассыпаются знаменитые пышные волосы Светланы Владимировны Немоляевой – как символ надежды на освобождение, на женственность, на собственную судьбу. Еще минута – и актриса снова прячет волосы под головной убор. "Когда принесут петуха?" — продолжает она, словно откровения и не было.


В ходе спектакля время поступает с персонажами как ему вздумается. Впрочем, и сами персонажи умеют подкручивать часы и вертеть стол, проворачивая время в разные стороны. Единый общий сюжет имеется, но куда больше постановка ценна своей мозаичностью. Сколько внутри небольших сценок, крохотных запоминающихся эпизодов, к месту или не к месту рассказанных анекдотов, фонтанирующих юмором реплик! Есть и философия – но очень комичная и очень абсурдная. Есть и очень даже "клубничные" темы, в которых особенно впечатляют реплики персонажа Немоляевой: "Хвост, только спереди!" В итоге один из героев спрашивает: "А где мораль?" Ответ: "Где смех, там и мораль!"

Спектакль действительно очень длинный. За это время зритель успевает разочароваться в своих попытках найти явные причинно-следственные связи между событиями – и переходит на этот необычный язык режиссера, к финалу хохоча уже в голос от каждой реплики.


Оригинальный адрес статьи

Ссылка на источник:  http://ria.ru/weekend_theatre/20131218/984879434.html