Предложение для зрителей Маяковка — детям


EN
(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

Хулиган и сластена

23 Декабря 2011

Хулиган и сластена

Спектаклем «Маяковский идет за сахаром» стартует проект, который должен представить взгляд молодых на судьбу поэта

На Малой сцене Театра им. Маяковского на стуле сидит некто, с головой накрытый простыней. Из-под простыни доносится безостановочное звяканье, как будто этот кто-то нервно размешивает ложечкой в стакане сахар. Рядом — молодая женщина в элегантном черном сарафане: устав от этого звука и желая его заглушить, она начинает со скрежетом крутить ручку кофемолки. Простыня падает — под ней оказывается молодой человек с бритой наголо головой и в очках. На коленях у него большой чемодан, глаза смотрят испуганно. Это — Осип Брик, девушка в черном — его жена Лиля. Никакого портретного грима на лицах актеров — просто намек на характерность. Скажем, актриса Мария Фортунатова не перевоплощается в Лилю Брик и не играет роковую женщину, но индивидуальность и внутренний стержень в ней чувствуются.

Спектакль со смешным названием «Маяковский идет за сахаром» репетирует молодая команда: режиссер — Алексей Кузмин-Тарасов — минувшим летом окончил мастерскую Евгения Каменьковича и Дмитрия Крымова в РАТИ, драматург — Саша Денисова — театральный журналист и автор проекта «Зажги мой огонь», который идет на сцене Театра.doc и номинирован на «Золотую маску-2012» в категории «Эксперимент». Их премьера — часть проекта «Новый Маяковский», задуманного худруком Театра им. Маяковского Миндаугасом Карбаускисом. Летом выпускники театральных вузов получили предложение поучаствовать в конкурсе спектаклей, в которых был бы представлен взгляд из сегодняшнего дня на судьбу поэта. Пришло 12 заявок, утвердили две. Премьера второй постановки (в ее основе — трагедия 1913 года «Владимир Маяковский», режиссер — выпускник мастерской Олега Кудряшова в РАТИ Туфан Имамутдинов) запланирована на февраль.

Репетиция продолжается, и на сцене появляются новые персонажи: порывистая девушка в светлом платье — Эльза, младшая сестра Лили, — приводит к Брикам молодого человека в цилиндре. Это Маяковский. У него размашистые движения и хмурый взгляд, садясь на стул, он закидывает ноги на чемодан, который держит на коленях Брик. Брик отшатывается.

Сахар — это форма жизни. В послереволюционные годы это было все: за сахар могли купить, предать, посадить

— Нет, на чемодан не надо — это чересчур, его тогда сразу должны с лестницы спустить, — подает голос режиссер.

— Он хулиган от собственной зажатости, — комментирует драматург.

В перерыве спрашиваю создателей спектакля:

— Откуда такое название?

— Оно возникло из самого первого этюда, который мы попробовали сыграть, — объясняет Саша Денисова. — Сахар — это ведь форма жизни. В послереволюционные годы это было все: пища для мозга, сладость отношений, творческий огонь. Без сахара невозможно писать, за сахар могли купить, предать, посадить. Впрочем, эта тема возникает в спектакле без всякой навязчивости, просто всплывает время от времени.

— У нас с самого начала была такая позиция, что нет ни пьесы, ни общей идеи, — продолжает разговор Алексей Кузмин-Тарасов. — И отсматривая актеров для проекта, мы жестко отбирали людей, которые могут работать в такой системе координат. Потому что не всякий согласится на подобные условия. Сначала мы спрашивали актеров, кто такой для них Маяковский, — они стали много читать на эту тему, ходили по музеям, и из этого погружения родилась какая-то энергия. А дальше Саша написала пьесу о жизни Маяковского. В ней нет встреч, которых не было в реальности. Все, что показано на сцене, происходило с Маяковским на самом деле, но было ли в точности так — это уже наш взгляд на события и на этих людей. Он лишен придыхания или пафоса. Да, существуют миллионы текстов, мемуаров, исследований, которые говорят нам, что все это титаны, бронзовые фигуры. Но для нас это живые люди и вполне житейские коллизии.

В спектакле появляются Велимир Хлебников, Всеволод Мейерхольд, Виктор Шкловский, Вероника Полонская. Некоторые актеры играют по нескольку ролей — например, Татьяна Волкова выходит не только в роли Эльзы, но и Зинаиды Райх и даже художника Петра Митурича. В диалоги персонажей вмонтированы реальные реплики, а актриса Галина Анисимова читает фрагменты мемуарной прозы Лили Брик.

— А тема власти в спектакле есть? — спрашиваю я драматурга.

— Конечно, но подана она без всякого нагнетания, — отвечает Денисова. — Власть у нас выглядит доброй, заботливой, и в этом страшной. Это люди, которые приходят к Брикам и Маяковскому в гости и между делом спрашивают: «Какие у вас проблемы?» С этим мы сталкиваемся и сегодня — знаете, как у одного из наших актеров в мобильном забит телефон «Пети из ФСБ». Ну а тут есть Яков Агранов из ЧК, который поможет и с визой в Берлин, и с другими вопросами.

Александра Машукова
Ведомости. Пятница
№ 49 (281) 23 декабря 2011