Предложение для зрителей Маяковка — детям


EN
(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

Крошка сын к отцу пришел...

5 Ноября 2014

Крошка сын к отцу пришел...



В «Маяковке» снова задумались над вечным вопросом. Леонид Хейфец представил пьесу ирландского драматурга Брайана Фрила «Отцы и сыновья» — инсценировку бессмертного романа Тургенева.

Поразительно, но роман, вызвавший бурную полемику прогрессистов и консерваторов, чуть ли не войну литературных журналов, в видении Леонида Хейфеца оказался абсолютно аполитичным. Бросается в глаза некая музейная отстраненность. Не найдешь острых намеков и лукавых взглядов в сторону современности. В инсценировку не вошли посиделки с «прогрессивной молодежью» — Ситниковым и Кукшиной.

Здесь нигилизм и революция — лишь повод для разговора, досужей болтовни. Зато в беседе этой мы знакомимся с тургеневскими героями, чьи характеры местной труппе удалось сделать буквально осязаемыми. Хейфец предлагает искать утешение в человеке.

Новая постановка «Маяковки» — прежде всего о людях. С их любовью, слабостями, тщеславием, желанием нравиться. А чтобы как следует проникнуться их судьбами, нас, зрителей, помещают в одно пространство с тургеневскими героями. Специально для премьеры художник Владимир Арефьев выстроил закрытый павильон. Деревянная веранда с легкими шторами в кружевной тени деревьев, перед ней — бесчисленное множество цветов и живой ручеек с несколькими прибившимися к берегу опавшими листьями. Перед узкой авансценой всего четыре ряда кресел. Уютно, будто в гости пригласили. Поют птицы, и только запах свежей краски диссонирует с негой жаркого беззаботного лета в русской усадьбе.



Либералы пытались рассказать про Базарова-революционера, безжалостно погубленного автором. Консерваторы — про глупца, погубившего самого себя. Сергей Беляев, исполняющий главную роль в спектакле, отказывается препарировать своего персонажа, и играет живого и страстного парня, немножко нахального, азартного и очень обаятельного. Это не волосатое чудище с бакенбардами песочного цвета, а высокий красавец с открытым вызывающим взглядом, увлеченный не лягушками, а женщинами. Едва поселившись у Кирсановых, Базаров подбивает Аркадия (Макар Запорожский) составить «охотничий» список — с кем они хотели бы переспать этим летом.

«Я не знал, что с ним делать», — писал Тургенев о своем открытии — первом нигилисте. У драматурга все наоборот: он не знает, что делать без Базарова. Фрил, большой поклонник Чехова, переложение тургеневского романа выполнил вполне в духе Антона Павловича. Особенно эта атмосфера ощущается после ухода главного героя — в растянутом, несколько истеричном эпилоге. Здесь бессмысленные разговоры, внезапные слезы и безысходное одиночество. Фенечка (Наталья Палагушкина) и Анна Сергеевна (Наталья Коренная), влюбленные в Базарова, глотают слезы. Розовощекий Аркаша, у Тургенева было охладевший к товарищу, в сценической версии надрывно клянется продолжить революцию Базарова — уж слишком сентиментально для нигилиста. Во время долгого прощания нервничает Павел Петрович (Евгений Парамонов), Николай Петрович (Александр Шаврин) то и дело порывается спеть.

Лет шесть назад «Отцов и детей» выпустили в «Табакерке» — спектакль стебный и сам по себе нигилистический. Даже при некоторой условности версии Брайана Фрила, премьера в «Маяковке» — все-таки классика. Со всеми вытекающими: театральной красивостью, прекрасной игрой, глубоким подтекстом.

Анна Чужкова, газета «Культура»

Оригинальный адрес статьи