Предложение для зрителей Маяковка — детям


EN
(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

«Лакейская»: режиссерский дебют Григория Добрыгина

8 Декабря 2013

«Лакейская»: режиссерский дебют Григория Добрыгина


Театр имени Маяковского принял в репертуар спектакль «Лакейская», сделанный студентами ГИТИСа (курс Олега Кудряшова). «Лакейская» - режиссерский дебют Григория Добрыгина:

«Работа началась на третьем курсе, когда Олег Львович сказал: «Гоголь». Стали читать, знакомиться с материалом, и мне пришла в голову «Лакейская». Там всего пять страничек, может быть, я лентяй, но они - такие убедительные, хотя в них нет драматургии, они ничем не заканчиваются. Последняя реплика - это когда Дворецкий говорит Анне Гавриловне: «Пройдемте в мою комнату». Всё, финал. Мы эту работу показали на кафедре, потом сделали спектакль. Три или четыре раза сыграли его в ГИТИСе. Потом случился пожар, и мы забыли о спектакле. Но Миндаугас Карбаускис (художественный руководитель Театра имени Маяковского), который слышал об этой работе, предложил нам перенести ее к себе в театр».

Имя Григория Добрыгина известно широкой публике благодаря фильму Алексея Попогребского «Как я провел этим летом» и призу Берлинского международного кинофестиваля за лучшую мужскую роль. Затем на фестивале «Кинотавр» в конкурсе короткого метра он показал снятую им ленту «Измена». Хотя по окончании ГИТИСа Добрыгин был зачислен в труппу «Современника», казалось, что он изменил театру с кинематографом. Как вдруг выяснилось, что он снова учится в ГИТИСе, но уже на режиссера:

«Я учусь у Олега Львовича уже восьмой год. Когда я только поступил, конечно, я хотел быть актером. Мысли о режиссуре не было, хотя во время репетиций с режиссерами, я их очень мучил, въедался и предлагал много своего. Актерства мне хватало, даже было с избытком, хоть и не в театре, а в кино, но я понимал, что чего-то недополучил из-за того, что рано начал сниматься. И я вернулся на курс уже в качестве режиссера со словами: «Можно я попробую поучиться?». Олег Львович переспросил: «Попробуешь или поучишься?». Я ответил: «Попробую поучиться на режиссера». «Лакейская» - это незаконченный отрывок из первого драматургического опыта Гоголя - комедии «Владимир третьей степени» (1832-1834). Замысел состоял в том, чтобы в разных пьесах дать портрет «разных слоев и сфер русского общества». Из названия произведения, выбранного Добрыгиным, несложно понять, какой сфере оно посвящается.

Ремарка к пьесе гласит: «Театр представляет переднюю. Направо дверь на лестницу, налево - в зал. На заднем занавесе дверь, несколько сбоку - в кабинет. До самых дверей во всю стену длинная скамья. Петр, Иван и Григорий сидят на ней и спят, уткнувши головы один другому в плечо. В дверях с лестницы звенит громкий звонок. Лакеи пробуждаются».


 

В спектакле один лакей, Григорий, не спит, а подозрительно поглядывая на зрителей, пару минут лениво протирает дверную ручку. Когда же раздастся звонок, он - вместо того, чтобы просто открыть дверь - отправляется будить двух спящих коллег, на которых не действуют ни звонки, ни окрики, ни даже прямое физическое воздействие.

Короткая ремарка Гоголя разворачивается в большую смешную сцену, хотя актеры не гримасничают, не комикуют, лица их серьезны, только в глазах поблескивают озорство и какая-то чертовщинка. Особенно это дается Павлу Пархоменко, Юрию Лободенко, Алексею Сергееву, Михаилу Походне и Алексею Золотовицкому. Иными словами, они следуют заветам Гоголя: «Более всего надобно опасаться, чтобы не впасть в карикатуру». Действие происходит не на длинной скамье, а в шкафу-купе, разделенном на пять секций разной величины. На одной из полочек стоит планшетник, а на его экране горит очаг: так режиссер, с одной стороны, иронизирует над современным театром, который любит использовать огромные плазменные панели, а с другой стороны, создает образ старинного барского дома. Открывая и закрывая створки, можно «переносить» зрителя из одной комнаты в другую.

«У меня с детства ощущение, что шкаф это какой-то уют, что в нем можно спрятаться и что- то придумать». Все персонажи большую часть времени «прячутся» на полках шкафа-купе, благо любят только лежать или, в крайнем случае, сидеть сложа руки. Все, за что барин ругает лакеев, чистая правда. Логика их такова: «У хорошего барина лакея не займут работой, на то есть мастеровой. Ведь жалованье-то уж он мне выдаст, хоть я работай или не работай. А копить мне на старость зачем? Что ж за барин, коли уж пенсиона слуге не выдаст за службу?».

Эта прислуга - форменные бездельники, главная задача которых обмануть хозяина. Хозяин это понимает не хуже нас с вами, на каждое их слово отвечает: «Да ты врешь». Но, похоже, его эта игра забавляет. Впрочем, сам барин еще больший бездельник, и сцена, в которой его на руках снимают с полки, вдевают в брюки, ботинки, фрак, да еще раскуривают за него сигару, превращена в уморительно смешную пантомиму.

Дворецкий - тип той же породы. Слуг он распекает не за тем, чтобы добиться дела, а чтобы поиздеваться над подчиненными. И барин, и дворецкий, и лакеи весьма склонны к амурам и адюльтерам: всех их навещают хорошенькие горничные и дамы полусвета.

Воспользовавшись отсутствием барина, лакеи устраивают черепашьи бега. Три маленькие черепашки очень напоминают своих хозяев: то есть не то что бежать, а и шевелиться не собираются. Зато лакеи демонстрируют хорошее знание сочинений Гоголя и, умильно глядя на застывших черепашек, под раскаты хохота зрительного зала декламируют монолог Чичикова из «Мертвых душ»: «Русь, куда ж несешься ты?». Да, с такими ездоками далеко не унесешься.

Комедия Гоголя обрывается буквально на полуслове, но молодые актеры с режиссером дописали ее, используя технику документального театра, то есть они поговорили с официантами, водителями богатых людей, танцорами ночных клубов и ввели их монологи в спектакль, тем самым дополнив представление о «разных слоях и сферах русского общества» современными зарисовками и связав между собой XIX и XXI века. Григорий Добрыгин говорит:

«Мы понимали, что у Гоголя нет финала, без него мы не вскроем тему. Тога пришла в голову идея погрузиться в мир современной сферы обслуживания. Я отправил актеров к реальным людям, чтобы лучше понять, кто они. Когда ребята принесли эти монологи, стало ясно, что в этих текстах есть необходимость. Их конфликт с текстом Гоголя сработал на смысл. Появилось многозвучие: есть гоголевское время и та философия жизни, которая укоренилась и стала мощнее, чем была».


 

Спектакль, строго говоря, о рабской психологии, признаки которой каждый из нас может легко обнаружить в себе. И, от души посмеявшись, зритель поймет, что «лакейская психология» присуща не только лакеям, непременно припомнит знаменитую фразу Чехова: «Нужно начинать по капле выдавливать из себя раба». И начнет работать хотя бы над собой:

«Здесь лакейство представлено в разных его красках. Гоголь же во «Владимире третьей степени» хотел написать о разных слоях общества, составить такую интересную мозаику. И у нас была мысль сыграть еще «Тяжбу». То есть вторая часть задумывалась так: лакей переодевается в барина. И тогда у нас была бы часть про барство, про господ, а роли лакея и барина играл бы один и тот же актер. Но пока получилась только «Лакейская».

Видимо, работать в театре актером Григорий Добрыгин больше не будет, но в кино мы его еще увидим:

«Для меня театр - какой-то невыносимый труд. Я - спринтер, моя актерская дистанция - спринт. В кино: два месяца - и готово. А с театром довольно трудно. Была мечта поработать с Някрошюсом в качестве эксперимента. А так если почувствовал удовольствие от режиссуры, вряд ли прыгнешь обратно в актерство.

Кстати, я не припомню, чтобы сейчас в России кто-то одновременно был актером, и режиссером в кино, и режиссером в театре. А предложения сниматься в фильмах я рассматриваю, соглашаюсь. Летом был занят в английском проекте Кевина Макдональда, режиссера фильма «Последний король Шотландии». Мы снимались с Джудом Лоу, Константином Хабенским, Сергеем Пускепалисом. Если интересные предложения, я работаю. Ну, и нельзя лукавить: жить-то нужно. Я эту фразу не люблю, но если умудряешься совместить честный, хороший, качественный проект с заработком, это вообще прекрасно. Пока удается».

Оригинал статьи