Предложение для зрителей Маяковка — детям


EN
(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

Маховик времени в маленьком городе: режиссер Никита Кобелев о премьере спектакля «Бердичев» в Театре им. Маяковского

8 Февраля 2014

Маховик времени в маленьком городе: режиссер Никита Кобелев о премьере спектакля «Бердичев» в Театре им. Маяковского

На втором этаже в холле театра имени Маяковского, там, где в антракте прогуливаются зрители, разглядывая фотографии артистов, за темными шторами находится тайная комната – скрытый от глаз непосвященных репетиционный зал. Он хранит в себе раритеты разных времен: здесь и фотоаппарат «Зенит», и работающее советское радио, и костюмы в духе ХIХ века, и кожано-чугунное кресло-качалка, явно из какого-то спектакля. Тут есть черный рояль и рыжая гитара, старая тахта и отряд самых разнообразных стульев, которые многократно отражаются в настенных зеркалах. Именно сюда мы и пришли с режиссером Никитой Кобелевым поговорить о времени, театре и о готовящейся премьере своего спектакля «Бердичев».

Написанная довольно давно Фридрихом Горенштейном пьеса о судьбе двух сестер-евреек, живущих в украинском городе Бердичеве, их жизни и судьбе, еще никогда не была поставлена на сцене. Уже давно оцененная по достоинству критиками, она, все же относится к числу пьес«не для всех». За ее постановку и взялся молодой режиссер театра им. Маяковского, недавний выпускник ГИТИСа (курс Олега Кудряшова) Никита Кобелев. В 2012 году Никита стал штатным режиссером Маяковки и выпустил в ее стенах уже три спектакля: «Враг народа», «Девятьподесять» и «Любовь людей». Четвертая его премьера – «Бердичев» - намечена на 20 февраля 2014 года. Ее выход и стал поводом для нашей встречи.


- Никита, почему Вы выбрали именно эту, довольно непростую пьесу?

- Пьесу «Бердичев» мне предложил сделать художественный руководитель Миндаугас Карбаускис. Подумал и решил взяться за работу. О таком авторе как Фридрих Горенштейн я, конечно, слышал. И теперь вот представилась возможность познакомиться с ним поближе.

- А каково это - браться за пьесу «не для всех», да еще и за «мировую премьеру»?

- Знаешь, я просто работал, не думая, первый я или последний. Конечно, чувствовал ответственность перед автором, тем более, это первая постановка пьесы, которая была написана достаточно давно. Хочется максимально помочь ей прозвучать.

- По сценариям Горенштейна был снят «Солярис» Тарковского, «Раба любви» Михалкова – замечательные и очень разные фильмы. Какой он, «Бердичев» Горенштейна?

- Пьеса во многом посвящена истончению, запечатлению заката еврейской культуры в отдельном городе. В конце 19 века евреи составляли 80% населения Бердичева (это около 40 тысяч человек), а сегодня там проживает всего 300 евреев. Сейчас это абсолютно украинский город. А раньше он был еврейским, хоть и находился на территории Украины. Но для меня ключевые темы – это семья и время. Как время меняет людей… или не меняет. Семья во времени: кто-то уезжает, кто-то приезжает, люди стареют, что-то появляется и уходит, а что-то остается неизменным. Все это подлежит исследованию в пьесе, временной охват которой - 30 лет. Мы видим героев на разных этапах - их жизни и жизни страны с 1945 по 1975 год. Так или иначе, исторические события соприкасаются с этой семьей, и в то же время их обыденная жизнь течет своим чередом.

- Выходит, это исторический спектакль. Сложный материал. Как Вы его осваивали? Слышала, Вы даже ездили в этот город?

- Да, я ездил в Бердичев, хотя это не самая главная часть подготовки. Я понял, что от этого города, который описан в пьесе, и от тех людей практически ничего не осталось. Я их не нашел там. Может быть, плохо искал…. Стало ясно, что надо делать именно тот Бердичев, который у Горенштейна, запечатленный. Мне кажется, самое главное здесь – автор. Мы очень многих его ремарок придерживаемся, прислушиваемся, потому что он писал про то время, в котором мы не жили и которого не знаем. Я не жил, какие-то актеры застали его маленькими. У Горенштейна очень дотошно описан мир, привычки, и мы избрали своим принципом максимально воплотить, насколько возможно, вот эту Горенштейновскую драматургию.

- А можно о «нас» поподробнее? Расскажи о своей команде.

- Мы – это актеры, художник Михаил Краменко - главный художник театра из Тель-Авива, с которым мы уже делали «Врага народа». В этот раз с нами еще работает израильский композитор Ави Беньямин, который написал для нас оригинальную музыку. Также у нас был педагог по речи из Щукинского училища Анна Бруссер, она занималась мелодикой речи. Костюмы создала Наталья Войнова, с которой мы делаем уже вторую работу. В принципе, команда устоявшаяся.

- Кстати, Гореншейн назвал свое произведение драмой в трех действиях, восьми картинах, 92 скандалах. А сколько скандалов обещаешь зрителям ты?

- У нас 68 на афише написано, хотя мы так дотошно не подсчитывали. Мы сократили пьесу, не ставили ее в полном объеме. Но скандалы будут: смешные, грустные, тупые, громкие и тихие… Скандал – как способ общения в этом городе. Горенштейн описывает: люди громко разговаривают, громко смеются, громко ругаются. И ругаются в основном из-за пустяков, хотя иногда и из-за очень важных вещей. Иногда это смешно, иногда грустно.

- Представляю, как весело проходили репетиции... Кстати, расскажи про актерский состав. Кто его выбирал?

- Я, конечно, советовался с художественным руководителем, но мне никого не навязывали. Сделали несколько читок, после которых я убедился, кто попадает, кто не попадает… Основные роли играют Татьяна Орлова и Татьяна Аугшкап. Важную роль - племянника героинь, прототипа автора - играет Александр Паль, ученик Леонида Ефимовича Хейфеца и новый артист театра Маяковского. Несколько центральных ролей исполняют: Игорь Марычев – брат двух сестер, Зоя Кайдановская – дочь главной героини и Виталий Гребенников – ее муж. Всего в спектакле занято 20 актеров. Получилась масштабная семейная сага. Действие идет 30 лет, главная героиня появляется перед нами сначала в сорок лет, а в конце спектакля ей уже 70. И каждую жизнь, каждую судьбу играет один актер, без замен по ходу действия. В этом и смысл: следить за тем, как время меняет (или не меняет) людей, за развитием семьи, судеб персонажей. Это, в первую очередь, семейная история, и важное место в ней занимают взаимоотношения: матери и дочерей, двух сестер, их с братом. В спектакле шесть эпизодов (у Горенштейна было восемь), и каждый раз они происходят в разном времени. Год меняется, но место действия остается тем же. У нас это – квартира главных героев. Там меняется мебель, обстановка, в зависимости от времени что-то остается, что-то убирается…

- Хороший актер идет за режиссером, режиссер – за хорошим автором. Вы не единожды работали с современным молодым драматургом Сашей Денисовой в Театре Маяковского. Расскажите, Ваш ли это автор и как сложился ваш альянс?

- Это была воля худрука, чтобы мы встретились. Он поручил нам подготовить Юбилей-OFF Маяковки, и нам понравилось друг с другом работать. Тогда я предложил ей подумать над «Врагом народа», над собственной версией, более современной. Так началось наше сотрудничество. Сейчас небольшой перерыв, но следующую работу – открытие филиала театра на Сретенке - мы снова будем делать с Сашей после «Бердичева». Проект называется «Декалог» Это, документальный спектакль, связанный с районом Сретенка, где находится наш филиал, и одновременно постановка о десяти заповедях. Сейчас все пока на стадии подготовки.

- Кстати, о режиссуре и авторитетах. Вы в штате Маяковки с 2012 года, скажи, чувствуете ли Вы себя начинающим или постепенно уходите от этих ощущений?

- Да никак я себя не чувствую: я делаю спектакли. Когда ничего не получается, ощущаю себя начинающим, а когда получается, кажется: ого, ты что-то можешь! Это такой процесс: каждая новая работа – все с нуля.

- Для какой аудитории Вы бы хотели работать?

-Для умных людей, которым, которые хотят в театр не для развлечения, а чтобы думать и понимать. Причем это не зависит от возраста.

- Как выглядел бы Ваш идеальный спектакль и где бы проходил?

- Не могу сказать. Если б я знал, какой у меня спектакль-мечта, я бы егонаверное уже поставил …

- Но ведь бывает, что какой-то образ мучит на протяжении нескольких лет, и Вы хотите его непременно воплотить.

- Нет у меня такого образа. Я меняюсь. Я только начал делать спектакли, первая премьера была всего два года назад, но какой огромный путь пройден за эти два года … Все меняется, и я тоже…

- Снова перекличка с «Бердичевым»… время, изменения… вижу, живете материалом вовсю. Кстати, ваш «Враг народа» был ответом на политические события, а пьеса про еврейскую семью в украинском городе имеет ли какое-то отношение к Евромайдану?

- Нет. Никакой сиюминутной актуальности в «Бердичеве» нет. «Враг народа» я предложил ставить художественному руководителю, потому что меня очень удивило это невероятно точное попадание в сегодняшний день у Ибсена. Захотелось на эту тему высказаться. Это всегда как первый импульс, а потом, когда углубляешься в материал, уже начинаешь думать о более человеческих вещах. «Бердичев» – изначально спектакль про людей, про жизнь, про семью. Это такие понятия, которые близки всем и каждому и существуют вне времени. Конечно, мы делали спектакль про конкретную семью, но каждый вспоминал свою. Самое главное: мы размышляем о людях, о памяти, каких-то тонких взаимосвязях. Наши герои – евреи по рождению, но по способу жизни – это советские люди. Никакой религиозности – абсолютно узнаваемая типичная советская семья. По быту, по тому, чем дышат и живут, они очень близки и понятны всем нам...


Признаться, по результатам нашего разговора, я оказалась очень заинтригована предстоящим спектаклем и непременно пойду на «Бердичева». А Никите, всей его команде и актерам желаю пережить эти сумасшедшие дни до премьеры и воплотить на сцене именно то, что они задумали.


Майя ДиНова, «Весь Театр»

Оригинальный адрес статьи