Предложение для зрителей Маяковка — детям


EN
(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

На круги своя

13 Февраля 2012

На круги своя

Представив публике свои таланты, Театр им. Вл. Маяковского вернул себе поклонников.

Чуть тронув носком скромной туфельки огромный пово­ротный круг сцены, молодая актриса Саша Негина (Ирина Пегова) легко запускает его ход. Он повинуется так только ей. Осталь­ным раскрутить эту махину стоит немалых сил. А остановить — и вовсе никому не дано. Первый спектакль режиссера Миндаугаса Карбаускиса с новой для него и наконец своей труппой «Маяков-ки» — «Таланты и поклонники» по комедии Александра Остров­ского — посвящен актерам. Самой этой страсти—жажде сцены, ради утоления которой они пой­дут на все. В пьесе Негина делает выбор: стать женой любимого бедного студента Пети Мелузова или содержанкой богача Вели­катова, обещавшего устроить ей ангажемент. В спектакле о выборе и речи нет. Сашу возмущают любые домогательства богачей со всеми их посулами. Но стоит Великатову пообещать ей театр, она бросается паковать чемоданы. Перед Петей картинно (из какой-нибудь роли, конечно) положит голову на чемодан как на плаху: казни, мол, твоя воля. А потом сядет просто и скажет: «Все равно бы сбежала от тебя на сцену». И Мелузов (Даниил Спиваковский) ее с улыбкой отпустит. Не потому, что простил, а потому, что зна­ет — права.

Вне сцены Саша Пеговой — пышногрудая простушка в дешевеньком ситцевом, не ах как идущем ей платьишке, с неуем­ным, не применимым в быту темпераментом. Угорело носится вокруг театра и дома, пытаясь спасти непродающийся бенефис. Безыскусно резко отшивает бога­тых поклонников, предлагающих содержание, не умея обратить их интерес себе на пользу. Во всем ищет совета: как одеться, что к столу подать, как жить. Просветительские наставления вечного студента и будто бы жениха Мелузова заучивает словно роль, не зная, доведется ли ее когда-нибудь сыграть. А на сцене ей никто не указ, там она свободно и упоенно царит. В роскошном красном платье для бенефиса она и впрямь смотрится царицей. Она рождена для сцены. И не важно, что она играет: трагедию или водевиль. Важно, что своим талантом, как смерчем, затягивает в круг публику, а за ней и весь город. Для стареющего бонвивана князя Дулебова (Игорь Костолевский) — это светский круг, в котором он мнит себя единственным творцом звезд. Для начинающего карьериста Гриши Бакина (Виталий Гребенников) — круг заезженной пластинки соблазнений-улещиваний-интриг. Для Домны Пантелеевны (Светлана Немоляева), матери Саши, — нескончаемый круг домашней рутины, долгов и страхов за будущее. Для огромного «облака в штанах», нежно влюбленного в Негину старика Нарокова (Ефим Байковский), разорившегося антрепренера, оставшегося в театре суфлером, — священный круг служения прекрасному. А для уютно-вальяжного, мило услужливого, «простого» богача Великатова (Михаил Филиппов) — отмеченный кружком пункт бизнес-плана. Спектакль Карбаускиса откровенно театрален. Здесь все играет.

Массивная, гнутая подковой стена из ржавого железа с прорезями косых окошек (элегантная сценография Сергея Бархина) притворяется то нищей квартиркой, о вокзалом, а то как ни в чем не бывало плавно взмоет под колосники. Даже самовар превращается после удачного бенефиса в огромное кадило, курящее фимиам славы, а потом встает на рояль — и вот вам паровоз, увозящий Негину в новую жизнь. Что уж говорить о звездах «Маяковки». Они предаются игре с нескрываемым наслаждением и то и дело выглядывают из-под маски своих персоажей, с трезвой иронией признаваясь в собственном актерстве. Легко, изящно они очаровывают зал множеством мелочей, точных деталей, а потом подлинно драматичной нотой застигают публику врасплох. И снова в игру…

Только, в отличие от Саши Негиной, им важно, что они играют. После стольких лет закулисной рутины они захотели сотворить настоящий театр. И у них это получилось.

Елена Груева, журнал Time Out