Предложение для зрителей


EN

(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

«Надо быть более мобилизованным, готовым к бою»

25 Апреля 2014

«Надо быть более мобилизованным, готовым к бою»


После «Золотой маски» за интерпретацию «Грозы» Островского в Магнитогорском театре Лев Эренбург ставит «Бесприданницу».

— Опять вы за классику? Такое время на дворе… Не пора современную пьесу поискать?

— Я бы не возражал, если бы нашлось что-то в драматургии, что современность выражало бы современным языком. Но искусство и театр ведь не социальной проблематикой занимаются. Она возникает в результате, если возникает. А логика, к которой мы апеллируем, — нравственная. И пока у Шекспира, у Островского, у Чехова я нахожу куда более глубокое понимание сегодняшних нравственных проблем. Я еще не успел поставить «Виндзорских насмешниц» или «Макбета». А очень хочется. Я не уверен, что успею. Поэтому искать специально новый эквивалент Шекспиру или Островскому у меня просто времени нет.

— Но ваши интерпретации классики почтительными не назовешь.

— Островский позволяет, как мне кажется, вмешиваться в свои истории достаточно нахально. У меня нет ощущения, что он сердится. У него всегда пьеса написана так, что допустимы кувырки в любую сторону. Например, «Бесприданница» начинается с разговора двух мужчин — богачей Кнурова и Вожеватова, из которого мы узнаем информацию о Ларисе. А что между ними двумя происходит, непонятно. Ближе к финалу они Ларису будут разыгрывать в орлянку. В начале на их соперничество только намек. Подробности отданы на откуп режиссеру. Их надо придумать, и Островский дает такую возможность.

— Так о чем же, по-вашему, «Бесприданница»?

— Для меня это трагифарс о любви. В нем много грустного, трагического и смешного. Он не о любви с прогулками под луной и стрекочущими цикадами в саду, а скорее об испытаниях. Ведь любовь — непосильная ноша, если она бескомпромиссна, если она «без оглядок». Насколько человек в любви искренен, самоотвержен, жертвенен, насколько он в любви любит самого себя — эта тема затронет каждого из героев.

— У вас в Питере есть свой Небольшой драматический театр. Почему вы ставите в «Маяковке»?

— Мне интересно внедряться в новые компании, чтобы зубы не тупились. Мне интересна и сшибка с актером, с его личностью, и его способность воспринять то, что я предлагаю, что точно знаю. Когда я в своем театре, я работаю с единомышленниками, со своими учениками в основном. Но я же понимаю, что театр шире, чем мой театр, сложнее. Мой театр для меня — оазис. На стороне надо быть более мобилизованным, готовым к бою. Хочется же себя и в бурном море попробовать. А «Маяковка» при Карбаускисе — очень демократический театр, открытый. И здесь очень интересная труппа.


TimeOut 

Оригинальный адрес статьи