Предложение для зрителей Маяковка — детям


EN
(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

Не гений, но злодей

1 Октября 2015

Не гений, но злодей

«Мир полон Фолтынов, в политике и в искусстве, их нужно поставить на место», – писал К. Чапек о герое своего незаконченного романа «Жизнь и творчество композитора Фолтына». Создатели спектакля бережно отнеслись не только к авторскому тексту, но и к воспоминаниям жены Чапека, пересказавшей финал. Автор инсценировки А. Шаврин, режиссер Ю. Иоффе и сценограф А. Глебова сочинили многоголосый полифонический спектакль о музыканте, посчитавшем себя избранным. Они поместили действо в загадочный мир закулисья, а черный рояль и белое пианино стали местом притяжения всех, кто оказывался в орбите героя. На сцене непрерывно звучит музыка самых разных стилей – от пошлого вальсочка до симфонии Гайдна, и почти у каждого героя свой музыкальный лейтмотив. А как иначе, если Фолтын с юности мнит себя композитором? Был ли Бэда Фолтын гением или самозванцем, станет понятно позже, а в начале спектакля он умирает в театре на премьере собственной оперы. Ретроспекцией проходит жизненный и творческий путь Бэды: о нем вспоминают приятели, музыканты, жена.

От самовлюбленного мальчишки­гимназиста до полусумасшедшего неудачника – таков путь героя, путь веры в собственную избранность, путь борьбы за признание. И все было бы славно при наличии таланта. В Фолтыне, нервном, жестоком, голодном до похвал, каким сыграл его Виталий Гребенников, есть загадка. В его походке, манерах, осанке все выдает желание быть первым, но окружающие быстро переставали замечать его исключительность. Бывшие друзья вспоминали, как Бэда покупал и воровал тексты и мелодии для своей оперы, как создавал имидж, оправдывая гнусность поступков «артистизмом натуры», как тратил деньги жены.

Влюбленная до глупости жена Карла быстро поняла тщетность своих порывов, долго помогала и опекала, а в конце, прозрев, отпустила. В природе Зои Кайдановской, блистательно сыгравшей Карлу, нашлось место и для клоунады, и для драмы брошенной женщины.

Месть обиженного сообщества замышлялась как шутка, но оказалась по­детски жестокой: музыканты во главе с мудрым критиком сняли театр и исполнили оперу Бэды. Там история длиною в жизнь и закончилась.

Юлия Арсеньева, «Театральная афиша» Октябрь 2015 г.

Оригинальный адрес статьи