Предложение для зрителей


EN

(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

«Небрежный плод моих забав»

25 Января 2016

«Небрежный плод моих забав»

Как Сретенка стала важной магистралью театральной Москвы

Когда за окном нарастает депрессия и истерия, театр решительно меняет адресата, тон, темы разговора. Недаром лучшими спектаклями перевалившего через экватор сезона стали постановки, адресованные юным, – «Фабрика слов» в Театре Маяковского и «Своими словами» в ШДИ (оба спектакля идут на Сретенке меньше, чем в полутора километрах друг от друга). Режиссеры-постановщики – юная Ольга Лапина и опытный волшебник Дмитрий Крымов – изобретательно и остроумно используют и высокие технологии, и театральный реквизит – парики, накладные животы, котурны и целую россыпь ярких трюков.


Выпускница Олега Кудряшова Ольга Лапина уехала после института в Прибалтику, и «Фабрика слов» по Аньес де Лестрад на сцене Сретенки стала ее столичным дебютом. Художник Мариус Яцовскис встроил на сцене хитросплетения черных фабричных труб, среди которых блуждают два семейства – богатенькие отец с сыном и бедняки – отец, мать, сын и дочь. Где-то в темноте спрятался маленький оркестрик во главе с Алексеем Золотовицким. И написанная Павлом Акимкиным музыка задает ритм и темп движениям персонажей, их погоням, дракам, семейным чаепитиям и отчаянной ловле бабочек слов. Актеры, музыканты, художники по свету работают с высокой слаженностью цирковой команды. А лирика семейной истории любви и дружбы чудесно оттеняется юмором многочисленных гэгов и сценических импровизаций.

В мире, придуманном французской писательницей, слова почти никому не по карману (чем длиннее и красивее слово, тем дороже оно стоит). А уж беднякам единственный шанс обрести хоть какой-то словарный запас – поиски слов, потерянных на улице или забытых в фабричных ящичках. Выходя на охоту с сачками для бабочек в самый ветреный день, семейство ловит потерявшиеся словечки – «вишня», «стул», «пыль».

Безъязыкость мешает объясняться и с соседями, и с домашними. Но особенно она нестерпима, когда хочется рассказать о своих чувствах чудной девочке с ярко-красными волосами, которая то и дело возникает где-то поблизости, улыбается всему окружающему миру и снова уходит в темноту. Богач-отец может купить своему сыну целое предложение: «Я люблю тебя, выходи за меня замуж». А все бедное семейство только и может, что собрать сыну набор из «пыли», «вишни» и «стула»…

Ситуация практически безысходная, но, к счастью, люди понимают друг друга не только на вербальном уровне. И доброту еще никто не отменял. Слова стоят очень дорого, но чувства – еще дороже…

Героями спектакля «Своими словами» Дмитрия Крымова стали ученые-русисты из Брно, Тулузы, Тампере и Ганновера, которые вознамерились рассказать детям о романе Александра Сергеевича Пушкина «Евгений Онегин». Знакомые черты артистов Анны Синякиной, Натальи Горчаковой, Максима Маминова и Сергея Мелконяна трудно распознать за париками, очками-линзами, накладными животами и увеличивающими рост котурнами. Обращаясь к зрительному залу и отдельно к четырем пластиковым подросткам, их герои рассказывают-разыгрывают разнообразные составляющие мира «Евгения Онегина».

Что такое театр, куда любил ездить Евгений? На сцене – вырезанный из картонной коробки макет, куда, освещенный светом фонарика, спустится ангел. Откуда пошло выражение «так плохо, что тушите свет»? Зрители от досады задувают свечи в ближайших канделябрах. Что такое русская зима? Тут артисты вызывают из зала добровольцев, которые изображают шалуна с отмороженным пальчиком, камыши на озере, куда идет купаться гусь, мать, грозящую шалуну в окно… Ораторы путаются в ударениях, падежах и склонениях: «пИсал» Пушкин снег или все-таки «описывал»?

Но, не сбавляя напора просветительского азарта, все больше воспаряя в гибельные выси, четверо отважных пушкинолюбов рассуждают об отличиях аглицкого сплина от русской хандры, демонстрируя целый чемоданчик предметов, к которым охладел Онегин: «прямые ножницы, кривые и щетки тридцати родов и для ногтей, и для зубов»…

Темы усложняются. И вот представительница общества любителей Пушкина из Тулузы (Анна Синякина) снимает стриженный седой парик, слезает с котурн. И вот маленькая и гибкая Таня Ларина кричит «бонжур» пришедшей к ней толпе деревенских баб и мужиков (во главе пестрой вереницы монтировщиков и осветителей театра – сам режиссер-постановщик Дмитрий Крымов в шапке пирожком). А потом сочиняет главное письмо русской литературы, перекидывая перо из пальцев одной босой ноги в пальцы другой. Перья множатся. И юная мечтательница уже пишет руками и ногами… Няня (поразительный Сергей Мелконян с шарфиком на голове и сползающими накладными грудями) бегает по лестнице, безрезультатно открывая и закрывая форточку… Самого Онегина на дне рождения Татьяны «сыграет» вызванный из зала парень, который, доставая из подарочного пакета гигантский пластиковый пистолет, нечаянно (так у Пушкина) убивает юношу-поэта Ленского (Максим Маминов).

В финале искусствоведы-любители выкатывают на авансцену станки с крутящимися лентами, чтобы показать, как зима сменяется весной, а весна – зимой. А люди очень редко умеют вовремя оглянуться и оценить прошедшее. Как порой самое важное остается под снегом, а мы не замечаем похороненные кусочки души.

Для детей надо работать как для взрослых, только еще лучше, как-то заметил известный детский писатель. Маяковка и Лаборатория Дмитрия Крымова уверяют, что линия постановки детских спектаклей будет продолжена. В программке «Своими словами» нам обещают пересказать и «Мертвые души» Гоголя, и «Остров Сахалин» Чехова, и «Капитал» Маркса. А значит, Сретенка еще долго будет оставаться важной магистралью театральной Москвы.

Ольга Егошина, «Новые известия»

Оригинальный адрес статьи