Предложение для зрителей Маяковка — детям


EN
(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

Плоды Фоменко

25 Февраля 2015

Плоды Фоменко

Легендарный спектакль Петра Фоменко шел на сцене «Маяковки» почти 30 лет — за это время у него появился собственный фан-клуб, члены которого смотрели постановку десятки раз. Появятся такие же преданные поклонники у новых «Плодов» в постановке Миндаугаса Карбаускиса — пока вопрос, но предпосылки налицо. Перед нами — обаятельная и нежная комедия с легким привкусом ностальгии, а какой актерский состав. Всем обожателям фоменковких кружев посвящается.


Прямых совпадений с первоисточником у нового спектакля не так много, общая по сути только стилистика. Вслед за учителем Карбаускис сосредоточивается на мелочах — бытовых и психологических. Выстраивает на сцене дивный несуществующий больше мир, в котором «господа при мужиках, а мужики — при господах». Как и Фоменко, Карбаускис чужд толстовскому нравоучительству. У него все хороши: и плутоватый «народец», и придурковатые аристократы. Никто никого не осуждает, скорее все друг над другом благодушно посмеиваются. Горничная Таня (замечательная работа Натальи Палагушкиной) ловко обводит вокруг пальца хозяина (как всегда роскошный Игорь Костолевский), увлеченного спиритизмом. С помощью невинного фокуса помогает и крестьянам (Игорь Марычев, Виктор Запорожский, Сергей Удовик) землю купить, и свадьбу с буфетным мужиком Семеном (Алексей Сергеев) самой себе организовать. Да и господ не обидеть. Они и сами рады обманываться (включая профессора (Михаил Филиппов): «Как же, духи материализовались!»

Сюжет, конечно, пустяшный, но Карбаускису он и не важен. Его спектакль — не фоменковская шутка в чистом виде (не такая яркая и праздничная уж точно). Это скорее ее зеркальное отражение, причем в прямом смысле. В новых «Плодах» совершенно фантастическая сценография. Она — еще один персонаж спектакля. Сергей Бархин придумал «вставить» сцену в гигантскую раму-овал — в нее все герои действия смотрятся, как в зеркало. В нем же «ищут медиумов» и общаются с потусторонними силами. «Отражением» гигантского стекла стал стол точно такого же размера и формы. Только вот герои не сидят за ним, а топчутся на нем.


На сцене выверен каждый жест, поставлены интонации, кажется, что даже паузы отрепетированы. Это очень целостный спектакль, работающий как часы. Элегантная, но не старомодная комедия без намека на вульгарность или банальные карикатуры. Возможно, справедливы будут обвинения в «искусстве ради искусства» (спектакль ведь ни к чему не обязывает, да и смешит постольку поскольку), но не залюбоваться им, как драгоценной шкатулкой, невозможно. Режиссура, сценография, актерские работы… Абсолютно все — радостный пример редкого сегодня театрального совершенства.

Наталья Витвицкая, «Ваш Досуг»

Оригинальный адрес статьи