Предложение для зрителей


EN

(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

По поводу звездного неба

2 Декабря 2013

По поводу звездного неба

Миндаугас Карбаускис приглашает на обед к Иммануилу Канту. Обед пройдет в Театре имени Маяковского. Приглашаются любители интеллектуальной кухни.


«Вы, профессор, воля ваша, что-то нескладное придумали! Оно, может, и умно, но больно непонятно. Над вами потешаться будут», — так булгаковский Воланд рассказывал о своем завтраке у Имманиула Канта, опровергшего пять доказательств существования Бога. Но Воланд, судя по всему, прилгнул. Дело не только в том, что опровергнув пять аргументов, Кант тут же придумал свой, шестой — «нравственный аргумент». Как выяснил драматург Марюс Ивашкявичус, Кант ел всего один раз в день, зато уж обед, на который приглашались друзья — умные мужи из кенигс бергской элиты — обычно растягивался часа на три.

Реконструировать день, вернее, обед из жизни автора «Критики чистого разума» и решил Ивашкявичус — один из лучших, между прочим, драматургов, не раз сотрудничавший с Римасом Туминасом.От Кенигсберга времен Канта мало что осталось — собственно, и город, разрушенный Второй мировой войной, теперь называется Калининград, да и Восточной Пруссии, чьей столицей он служил, давно нет. Не сохранился ни двухэтажный дом под номером три, ни сама улица Принцессинштрассе, на которой он стоял. Но, как уверяет Ивашкявичус, «в ясную Всемирную ночь, когда звезды не слишком активны, этот день снова становится зримым. Его даже можно потрогать».

Не только увидеть этот день, но и побывать в гостиной Канта можно будет на спектакле, который ставит Миндаугас Карбаускис. Те, кто не первый день знает этого режиссера, помнят, что интеллектуальная драматургия — его конек. Десять лет назад, когда Олег Табаков рискнул позвать в МХТ недавнего выпускника ГИТИСа, отчаянный Карбаускис выбрал для первой постановки на большой сцене «Копенгаген» Майкла Фрейна. Интеллектуальную пьесу, в которой физики Нильс Бор и Вернер Гельзенберг, встретившись на том свете, выясняют, кто больше ответственен за создание ядерной бомбы. Самое удивительное, что спектакль удался! Так что не спрашивайте, почему Карбаускис заинтересовался Кантом и каким образом можно воплотить его беседы в театре. Кстати, утверждает Ивашкявичус, у философа было такое правило: ни он, ни его друзья не должны говорить во время трапезы о работе.

Представим: сидят они однажды за обедом, говорят, скажем, о женщинах — о том, как они необходимы мужчинам и как хорошо без них. И тут вдруг обед прерывается — служанка докладывает, что к Канту пожаловала юная гостья из Шотландии, племянница его близкого друга. Ничего не поделаешь: философу приходится подписывать для незваной гостьи томик «Критики чистого разума», да еще и объяснять ей содержание, а меж тем Фоби (так зовут девушку) плохо говорит по-немецки, да и вообще, как расскажешь в двух словах, что такое человек и его разум! Но Кант все же попытался. А потом, когда девушка ушла, так же неожиданно, как появилась, попробовал ее найти — и тут вдруг выяснилось... — впрочем, не будем раскрывать сюжет. Скажем главное: Канта играет Михаил Филлипов, Фоби — недавняя выпускница Сергея Женовача Юлия Соломатина, а среди друзей и сотрапезиков появятся Игорь Костолевский, Анатолий Лобоцкий и другие «маяковцы». Сам же обед будет происходить в алом шестиграннике (символ эзотериков и условная модель мира), сооруженном художником Сергеем Бархиным. Вот, собственно, и все. Да больше ничего и не нужно. Как говаривал философ — «Только звездное небо над нами и нравственный закон внутри нас».

фото: пресс-центр театра

Текст: Алла Шендерова
Журнал «Ваш досуг» №47 (4 - 15 декабря) 2013
Оригинальный адрес статьи