Предложение для зрителей Маяковка — детям


EN
(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

Прививка от звёздной болезни

22 Мая 2015

Прививка от звёздной болезни

В области проходят большие гастроли Московского академического театра имени Маяковского. Напомним: спектакли идут на пяти площадках — в облдрамтеатре, театре кукол, Музыкальном театре, Тильзит-театре (Советск) и культурно-молодежном центре в Балтийске.

Ведущие актеры одного из лучших храмов Мельпомены страны, народные и любимые Светлана Немоляева, Игорь Костолевский, Анатолий Лобоцкий и Михаил Филиппов дали пресс-конференцию в уютной гостиной нашей областной драмы.

Речь шла, разумеется, о творчестве. Ну до чего же приятно и радостно было общаться с такими улыбчивыми, остроумными и открытыми собеседниками!

Корр.: - Роль на сопротивление: это скорее благо для актера или все-таки осознанная необходимость?

Игорь Костолевский: - Для меня скорее благо. Мне всегда нравилось все, что непривычно. Чем дальше от тебя твой персонаж, тем он заманчивее. И напротив: когда тебя используют в одном и том же качестве, это весьма не плодотворный путь для человека творчества.

Светлана Немоляева: - Игорь говорит правильные вещи. Всегда интересно попробовать для себя нечто неизведанное. Конечно, в разумных пределах. А то ведь могут предложить что-то совсем «несъедобное», что-то... не в ту степь. И ты понимаешь: это будет наказанием — не благом. Когда-то, помню, ни за что не хотела играть старушку! Вставала на дыбы и даже скандалила, что, в общем, мне несвойственно. Теперь я насчет бабушек стала куда более сговорчивой (смеется. — И.М.). А вообще я очень послушная и дисциплинированная.

Михаил Филиппов: - Для меня любая роль — на сопротивление. Потому что я очень ленивый человек. Для меня идеал существования — милый зверек коала.

Анатолий Лобоцкий: - Коала - только с книжкой...

Михаил Филиппов: - ...и с чашкой кофе. Вот все, что я могу сказать на этот счет. Но я кроме лицедейства ничего делать не умею. И не хочу.

Анатолий Лобоцкий (с улыбкой. — И.М.): - Я буду краток и афористичен. Не помню, кто сказал, но есть такая фраза: «Каждый герой-любовник и каждая инженю мечтают сыграть Бабу-ягу». Роль на сопротивление— это то, что надо, иногда просто необходимо.

Корр: - Вы все много лет в одном театре. Сцену, безусловно, приходится делить не только с давними партнерами, но и с вновь прибывшими. Что легче или, может быть, интереснее для вас?

Анатолий Лобоцкий: - Легче, конечно же, со своими близкими, дорогими, родными людьми. Это удобно и комфортно. Но легче не есть лучше. Порою человек со стороны вносит определенный дискомфорт в структуру репетиции, спектакля. И это только во благо делу. Ты начинаешь проявляться по-новому.

Михаил Филиппов: - У меня свое-образное отношение к понятию «партнер». Партнерами я считаю в том числе предметы, с которыми приходится «общаться» на сцене. С ними бывает очень интересно. И, главное, на мой взгляд, быть хорошим партнером нужно самому себе. И потом я не очень люблю, когда в процессе репетиции удобно. Чем неудобнее, тем радостней процесс и неожиданнее результат.

Игорь Костолевский: - Партнер для меня — великая ценность. Чем лучше он, тем лучше я. Всегда есть куда расти. Что касается удобно-неудобно. Миша совершенно прав. Надо уметь выводить себя из так называемой зоны комфорта.

Светлана Немоляева: - А я за комфортное взаимодействие на сцене, это есть благодарение судьбы! Тогда я лучше раскрываюсь. Иначе могу зажаться, приходится приспосабливаться. Меня это напрягает.

Корр: -Простота в общении — такая редкость для добившихся всенародного признания актеров, как принято называть их, звезд. И это все про вас...

Игорь Костолевский: - У нас прививка от звездной болезни еще от Андрея Александровича Гончарова, нашего дорогого педагога и режиссера. Потом я всегда служил в театре, где были действительно звезды. Глядя на них, нетрудно понять свое собственное место в профессии. Хотелось до них дотянуться, разумеется, не потеряв себя.

Светлана Немоляева: - У нас было такое... очень серьезное житие в театре. В какой-то степени страшное, в какой-то — прекрасное. И ни малейшей почвы для взращивания нездоровых амбиций. Удалось остаться нормальными людьми и благодаря родительскому воспитанию плюс - голова на плечах.

Анатолий Лобоцкий: - Я заметил: в нашем театре не задерживаются те, кто ставит собственное «я» выше даже не коллег по сцене, а самого служения профессии. Я встречал у нас таких людей неоднократно. Более полутора-двух сезонов они не выдерживали. В этом смысле наш театр если не уникальный, то редкий. В театре Маяковского нет (или почти нет) того закулисья, о котором смачно пишут в «желтой» прессе, которое обсуждается в телепрограммах особого толка.

Михаил Филиппов: - Что касается меня — никогда не обольщался на свой счет, не претендовал (до сих пор не претендую) на звание звезды. Вообще не очень люблю этого определения - звезда... И вместе с тем кто сказал, что мне удалось чего-то избежать. Я в себя влюбляюсь постоянно, каждый день. Если серьезно, должен сказать, что часто пересматриваю один документальный фильм. Он посвящен нашему замечательному, гениальному пианисту и называется: «Рихтер непокоренный». В финале маэстро произносит фразу: «Я себе не нравлюсь». И вот думаю: Господи, Боже мой, вот так бы найти в себе мужество, смелость — и поставить эти слова эпиграфом к собственной жизни, к каждому тобою прожитому дню. В нынешней атмосфере такой, знаете ли, «разлитой» под ноги самовлюбленности и невероятной упоенности собой это, мне кажется, было бы очень и очень своевременно.

Ирина МОРГУЛЁВА, «Калининградская правда»

Оригинальный адрес статьи