Предложение для зрителей


Учреждение, подведомственное
Департаменту культуры
города Москвы
EN

(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

Штучное производство

18 Января 2016

Штучное производство



Режиссер Ольга Лапина почти не известна в Москве, в отличие от своих однокурсников по мастерской Олега Кудряшова в ГИТИСе – Кирилла Вытоптова и Никиты Кобелева. И это лишь потому, что работает в родной Литве и часто ставит для детей. О таких спектаклях говорят, что они сделаны в европейском стиле театра юного зрителя (да, там тоже есть сходная аббревиатура TYA), или называют их примером нового театра для детей в противовес утренникам, полным сколь беспричинного, безудержного, столь и бессмысленного веселья.

Необычный сюжет хоть и взят из довольно популярной книги Аньес де Лестрад, изданной в 2012 году, но еще не знаком широкой публике. К сожалению, читатели сегодня опасливее зрителей и предпочитают проверенные, желательно своим детским опытом, названия. Только во всеоружии иронии и самоиронии можно рассказать историю, действие которой происходит в стране, где каждое слово, прежде чем произнести, надо купить по немалой цене. Актеры играют кого-то среднего между клоунами и мимами, с набеленными лицами, характерными деталями костюмов и причесок, эксцентричной пластикой. И поэтому в программке бродячие музыканты (Алексей Золотовицкий и Елена Рагулина), словно таперы, исполняющие музыку Павла Акимкина, идут первыми в списке действующих лиц. В спектакле о ценности слов зоны молчания важны чрезвычайно.

Здесь много «вкусных» подробностей и деталей, которые в камерном пространстве, окруженном с двух сторон зрителями, особенно интересно подмечать. Главный герой – мальчик Филлеас – в отсутствие подушки спит на мяче. Прямо в комнате-кухне сушатся на веревке носки, по которым можно рассказать все об их владельцах – по цвету, размеру и степени потертости. А семейный обед грозит превратиться в лирический цирковой номер под ускоряющийся ритм стука спартанской металлической посуды.

Ольга Лапина пишет свой театральный сюжет параллельно литературному. Сказка по объему слишком мала, почти весь авторский текст успевает прочитать в необходимых комментариях записанный голос Михаила Филиппова. В книге Филлеас (Алексей Сергеев) сам ловит улетевшие в непогоду слова. В спектакле первая попытка мальчика оказывается неудачной (он не может совладать с театральной машиной для ветра), зато его семья (Нина Щеголева, Роман Фомин, Валерия Куликова) жертвует ему слова, спрятанные каждым на черный день («вишня», «пыль», «стул»). А единственно употребленное по прямому назначению слово «еще» (с его помощью можно попросить повторить поцелуй) дарит ему единственный отрицательный персонаж – богатый папа Оскара (Евгений Матвеев), растроганно и благородно уступая место жениха Сибеллы (Екатерина Агеева), на которое он заставлял претендовать своего сына (Роман Потапов).

Обычно режиссеры переносят действие классических произведений в наши дни, Ольга Лапина наоборот помещает современную сказку в 20-е годы прошлого века. Заметив в названии страны слово «фабрика», художник Мариус Яцовскис следует немецким кино-экспрессионистам и селит персонажей в мир ржавых труб завода (кстати, любимый материал в спектаклях худрука театра Миндаугаса Карбаускиса и художника Сергея Бархина), а во время ночных сцен-снов он меняет костюм героини с красного на темно-синий, чтобы цвет помог свету подчеркнуть несбыточность происходящего. Цилиндр папы Оскара и корпулентность, а также не по возрасту короткие штаны его сына напоминают буржуев с советских агитационных плакатов.

Интересно, что пятью годами раньше у того же мастера диплом режиссера получила Полина Стружкова. И она, и Ольга Лапина имеют общий профессиональный ген, знают секрет, как работать для детей так, чтобы спектакль становился событием наравне с «обычными», то есть «взрослыми» премьерами.

Алексей Гончаренко, проект «Лучший из миров» 
Оригинальный адрес статьи