Предложение для зрителей


EN

(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

Светлана Немоляева: Карбаускис вернул меня к жизни после ухода Саши

29 Августа 2013

Светлана Немоляева: Карбаускис вернул меня к жизни после ухода Саши


Светлана Немоляева — актриса удивительной судьбы.

Не сыграв ни одной главной роли в фильмах, она тем не менее стала символом советского кино. Ее театральной карьере завидуют даже признанные артисты, называя ее королевой Театра Маяковского, которому она посвятила всю жизнь. Два года назад ушел из жизни муж Светланы Немоляевой Александр Лазарев. О том, как театр спас ее после трагедии, о карьере и актерских секретах Светлана Немоляева рассказала обозревателю «Вечерней Москвы».

О КАРЬЕРЕ В КИНО

— Я никогда не ставила кино выше театра. Но мне страшно повезло, что я встретила Эльдара Рязанова, который пригласил меня в «Служебный роман». До этого он хотел пригласить меня и в «Гусарскую балладу», и в «Иронию судьбы», но, к сожалению, не получилось. После «Служебного романа» он мне, кстати, сказал: «А может, надо было именно тебя, а не Барбару снимать в «Иронии судьбы»? Я улыбнулась, пожала плечами и ответила: «Ну что уж теперь говорить...» Тем более я хорошо помнила, с каким треском провалила пробы на роль в этом фильме. Мягков к тому моменту был уже утвержден, а Надю Эльдар искал долго. И просмотрел, кажется, вообще всех актрис СССР и ближнего зарубежья.

Мягков был вынужден постоянно играть на пробах с каждой из этих актрис.

К тому моменту, когда пришла я, он уже настолько вошел во вкус, настолько был уверен в себе, что затмевал партнерш на исходе первой минуты. Тем более меня — подслеповатую, неуверенную в себе. Актеры всегда чувствуют этот постыдный момент провала — рядом с тобой великолепно играет партнер, а ты стоишь и не думаешь ни о чем, кроме того, как бы поскорее отсюда уйти. В итоге у меня было восемь проб. И только после восьмой Рязанов вздохнул и сказал: «Знаешь, Света, хуже можно. Но сложно».

Я, слава богу, сама это понимала, поэтому никакой обиды у меня не было. В случае с «Гусарской балладой» все было еще проще — в этот фильм Рязанов меня не взял из-за пышных форм. «Светочка, ну кто поверит в то, что ты мужчина, если ты сейчас переоденешься?» — задавал он риторический вопрос.

О ЛЮБИМОЙ РОЛИ

— Роль Бланш Дюбуа в «Трамвае «Желание» Теннесси Уильямса — это роль моей жизни. Тогда Театром Маяковского руководил выдающийся режиссер Андрей Александрович Гончаров. Когда он пришел в наш театр, я очень моложаво выглядела, хотя мне было 30 лет и я уже родила сына. Но все равно играла «детские» роли — каких-то девочек, девушек. И надо было быть Гончаровым, чтобы дать мне роль взрослой женщины с трагической судьбой.

Как считают все классики мирового репертуара, самая сложная мужская роль в театре — это Гамлет. А женская — Бланш Дюбуа. Наши репетиции «Трамвая «Желание» были трагическими, беспощадными...

Гончаров меня ломал. Но я решила выдержать эту пытку — очень хотелось играть. Моим партнером был Армен Джигарханян. С ним Гончаров работал совершенно сказочно, а со мной, наоборот, ужасающе.

Это был ад. Эльдар Рязанов после того, как я вернулась с очередной репетиции в слезах, сказал мне: «Ну а чего ты хотела? Он хочет уничтожить тебя такую, какая ты есть — инфантильную полудевушку-полуребенка. А затем создаст тебя заново. Роды всегда происходят в муках. Нужно просто вытерпеть».

Он оказался прав. После премьеры Москва была ошеломлена, был невероятный успех. И на следующее утро мне позвонил актер Максим Штраух, которого я знала с детства. Он сказал: «Света, я тебя поздравляю. Но должен тебе сказать — теперь тебе нужно постоянно все вот это играть». Я тогда не очень поняла его мысль. Но затем на протяжении 24 лет, когда я играла этот спектакль без второго состава, я постоянно вспоминала его слова. Он говорил о том, что я обрекла себя на добровольную каторгу. Четыре часа, начиная с первого появления и до последнего, нужно находиться в жутком стрессе, все время на слезах, на крике, на страдании — это был титанический подвиг. Вся моя жизнь в эту четверть века была подчинена спектаклю. В день спектакля я не принадлежала себе. Потому что наша постановка была не из тех, на которые можно было прийти вечером, с утра приготовив дома котлеты и проверив домашнее задание у сына. Я от всего отрешалась..

АКТЕРСКИЕ СЕКРЕТЫ

— Не думаю, что у меня есть тайны, которые раскроют другим бездны актерского мастерства. Вот Наташа Гундарева, с которой мы много играли вместе, всегда брала тетрадку и переписывала свою роль туда, вносила ремарки режиссеров, партнеров... И Гончаров, кстати, на нее никогда не орал — это был исключительный случай.

Наташа была для него кладезем в том смысле, что он сам часто не помнил, что он актерам говорил.

«Я это говорил? Я не мог этого сказать!» И тут Гундарева достает тетрадку.

Однажды я заразилась этим ее пристрастием и тоже завела тетрадь. Но как-то у меня не сложились с ней отношения.

О ЖИЗНИ СЕЙЧАС

— У нас была борьба в театре, в результате которой все же выжили Сергея Арцыбашева. Он не самый плохой режиссер. Однако он совершил много непоправимых ошибок, и его могла ждать только такая судьба. Но Арцыбашев сам выбрал себе такую стезю. Я много раз говорила с ним на эту тему. Знаете, я нахожусь в таком возрасте, когда уже могу сказать, что я думаю. Арцыбашев либо не услышал, либо услышать не захотел. Сейчас вместо него у нас Миндаугас Карбаускис. Мы очень долго учили его имя.

Это молодой человек необыкновенной красоты, такой английский лорд. И он в буквальном смысле спас меня. Когда он пришел в те- атр, я только-только потеряла Сашу. Я плохо понимала, где я нахожусь и как жить дальше — это нельзя было назвать жизнью. И в этот ужасный для меня момент он пришел в мою гримерку и сказал: «Я хочу, чтобы вы сыграли у меня в «Талантах и поклонниках» Домну Пантелеевну». Я ответила: «Спасибо, вы сейчас возвращаете меня к жизни». После смерти Саши я вообще постаралась окунуться в работу — я соглашаюсь сниматься в кино и сериалах гораздо активнее, чем раньше. В одиночестве я бы с этой трагедией никогда не справилась.

О СОВРЕМЕННОМ КИНО И РЕМЕЙКАХ

— К сожалению, не могу сказать, что знаю современную режиссуру. Я не выношу насилие, драки, сквернословие на экране. Поэтому и не могу досмотреть до конца большинство новых фильмов. Больше скажу, что я не в восторге от того, в чем приходится сниматься. Я не понимаю этих ремейков.

Считаю, что делать их неправомерно. Когда начали снимать ремейк «Служебного романа», я была возмущена. Бывает так, что режиссер делает прекрасный фильм, актеры замечательно исполняют роли, но проходят годы, и это кино по каким-то причинам забывают. Тогда ремейк делать можно. Но не в случае со «Служебным романом», «Кавказской пленницей», «Джентльменами удачи»...

Я вижу за этим только желание заработать на славе старых фильмов. Но люди, которые их делают, в итоге подрывают веру в наше отечественное кино.

ДОСЬЕ

Всесоюзная слава к Светлане Немоляевой пришла в 1977 году, после фильма Эльдара Рязанова «Служебный роман». Немоляева в нем исполнила роль Оли Рыжовой. Затем был фильм «Гараж» (1979), где актриса снялась в роли жены Гуськова.

После картин Рязанова Немоляева снялась в десятках кино- и телефильмов, среди которых «Все наоборот» (1981), «Ослиная шкура» (1983), «И вот пришел Бумбо...» (1984), «По главной улице с оркестром» (1986), «Визит дамы» (1989), «Небеса обетованные», «Ошибка Пуаро» (2002), «Сестры» (2004), «Рельсы счастья» (2006), «Цветы от Лизы» (2010). Светлана Немоляева — народная артистка РСФСР (с 1980 года) 


Александр Нечаев / Вечерняя Москва / 29.08.2013

Оригинальный адрес статьи