Предложение для зрителей Маяковка — детям


EN
(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

Центробежная сила таланта

30 Января 2012

Центробежная сила таланта

На посту худрука театра им. Маяковского Миндаугас Карбаускис уже успел спродюсировать две премьеры, запустить режиссерскую лабораторию, добиться замены директора, сделать косметический ремонт и, наконец, поставить собственный спектакль – то, ради чего, собственно, его и звали «на царство» актеры Маяковки. Впервые за многие годы он выбрал не прозу, а пьесу – «Таланты и поклонники». Не позволил себе ни купюр, ни осовременивания, разве что на главную роль позвал важную для себя актрису, свою Москву Честнову и Соню Серебрякову – Ирину Пегову. Но и маяковскую «гвардию» задействовал сполна: Светлана Немоляева, Игорь Костолевский, Михаил Филиппов, Ефим Байковский, Даниил Спиваковский, Расми Джабраилов. Премьера выглядит как своего рода разведка боем – с длиннотами и взлетами. Режиссер оставил маяковских звезд в своих привычных амплуа, точно в домашних тапочках, но со своей стороны предложил деликатную режиссерскую огранку.

Огранку придумали вместе с художником Сергеем Бархиным. Едва ли не отдельным действующим лицом становится здесь… поворотный круг, который есть почти в любом театре. Он же – виниловая пластинка, сколь любимая, столь и заезженная. Он же – круг жизни, вечный для всех, конечный для тебя. Он же – место борьбы двух сил, центробежной и центростремительной: одна вознесет на пьедестал, другая выкинет за борт. «Пластинка» вертится – то на тридцать три оборота, то на шестьдесят четыре. И каждый волен подтолкнуть это вращение по своему усмотрению. Саша Негина (Ирина Пегова) сдвигает эту махину легким плие – талант! А для кого-то крутить колесо истории – сизифов труд: мильон усилий уходит на то, чтобы вернуться в исходную точку.

Весь быт сведен к нескольким стульям и стене-полусфере ржавого цвета с кривым окошечком: сырая квартирка бедной актрисы, которая «держит себя аккуратно», театральное закулисье, неуютный вокзал. Плюс «четвертая стена» - она же занавес-гильотина. Плюс музыкальные инструменты – скрипки, виолончель, рояль – излишняя здесь роскошь, такая же, как талант: на них никто не играет (за исключением нескольких пассажей от Негиной).

Ткань спектакля ткется из маленьких актерских бенефисов. Светлана Немоляева, когда-то игравшая Негину, теперь возвращается к этой пьесе в роли ее матери Домны Пантелеевны, вдовы, «совсем простой женщины лет за сорок» («Неужели?!» - лукаво комментирует хитро поднятая бровь актрисы). Ее «совсем простота» – тонкой выделки кружево из пугливости, угодливости, мления перед богатством, женской взаимовыручки и воробьиной храбрости – глаз не оторвешь. Игорь Костолевский купается в роли важного барина старого типа Дулебова. Михаил Филиппов оставляет шлейф загадок за своим героем Веливатовым: теплый, вкрадчивый манипулятор, бог весть какими путями сколотивший огромное состояние, везде принятый за своего, но всем чужой. О Ефиме Байковском в роли верного рыцаря театра Мартына Нарокова после премьеры заговорили, как об открытии, несмотря на солидный возраст актера: столько нежности вложил он в своего героя. Мое личное открытие – Виталий Гребенников в роли прохвоста Бакина. Колоритная пара закадычных друзей – вечно пьяного, даже если не пил, расхристанного трагика Ермилова (Расми Джабраилов) и вечно трезвого, сколько бы ни выпил, купчика Васи (Константин Константинов) картинного роста да с раскатистым басом становятся этакими коверными на арене.

По этой причудливой ткани звонкой россыпью раскиданы театральные шутки – то актрисы раскудахчутся над новыми платьями, то соперники в любви сорвутся на собачий лай, то концертный рояль обернется паровозом.

Гораздо сложнее задача поставлена перед главной героиней (недаром режиссер позвал актрису, прошедшую с ним сквозь тернии самой сложной литературы). Сашу Негину – бедную, но талантливую актрису, решившуюся бросить бедного жениха-студента ради блеска и славы, что посулил ей богач Вениватов – часто представляют, как жертву обстоятельств. Но с Ириной Пеговой совсем не вяжется образ жертвы. В ее игре вырастает натура сложная и по-своему даже цельная: сила таланта ведет ее вперед, сквозь строй липких «поклонников», по головам любящих людей, заставляя закрыть глаза на средства для достижения цели, которая кажется великой. И только финал остается загадкой: сбежав ото всех, босая и веселая, Негина раскручивает поворотный круг до такой скорости, что ветер треплет на ней платье. Закрутила ли ее столичная жизнь, прорвалась ли в тайны великого искусства сцены, гибелью ли, триумфом ли обернулся ее побег – если бы знать, если бы знать. Знает только один герой, кто с радостью разделяет с ней бег.

Это - слуга просцениума, фирменный персонаж Карбаускиса (Максим Глебов). Но, чуть ли не впервые, он является не полпредом смерти на территории жизни, а полпредом театра на территории обыденности. Тем, кто обеспечивает вечное движение, толкает поворотный круг, входит в действие то бабкой Матреной, то машинистом, то кучером.

Ольга Фукс, rusiti.ru
http://rusiti.ru/news/detail/novosti/karbauskis-talanty/