Предложение для зрителей Маяковка — детям


EN
(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

Уныние и паника — путь в никуда!

4 Июня 2014

Уныние и паника — путь в никуда!

Оптимистические заметки накануне завершающегося театрального сезона


Сцена из спектакля "Девятьподесять"

Когда в конце 50-х — начале 60-х годов, после 10-летнего вынужденного молчания, одна за другой начали выходить новые книги Ю. Юзовского, космополита № 1, — его коллеги стали интересоваться, когда, каким образом он все это успел? И опальный критик, не без иронии, отвечал: «Когда вы подвергали меня остракизму и не приглашали на свои сборища, я старался заняться чем-то полезным…»

Среди множества афоризмов выдающегося критика я особенно ценю один, очевидно, выстраданный им в эти годы лично. Юз уверял, что бездарный человек впадает в отчаяние, стоит лишь появиться на небе первому облачку: «Вай, вай, украли солнце, не сегодня-завтра — конец света!» — уверяют они своих сограждан. В отличие от подобных субъектов люди талантливые убеждены в том, что рано или поздно ветер разгонит самые беспросветные тучи и снова появится солнышко: поэтому решительно нет никаких причин впадать в уныние и рвать на себе волосы. Это я к тому веду, что не надо впадать в крайности, не стоит постоянно шарахаться из стороны в сторону и объявлять то конец света, то именовать очередного наперсточника Мессией. Как правило, речь идет о дилетанте, даже если он формально успевает обзавестись дипломом, благо теперь эта процедура значительно упростилась…

Мои коллеги разделились на две группы. Те, кто помоложе и побойчее, готовы поддержать любое безобразие в любом театре. И чем оно безобразнее, тем охотнее они это делают. И не только при помощи рецензий, но и благодаря присуждению всевозможных наград, которые они сами «скромно» именуют главными национальными премиями. (В скобках замечу, что общественное мнение с некоторых пор оказалось приватизировано одними и теми же лицами. В одном случае их именуют членами экспертного совета, а в другом — членами такого же «неподкупного» жюри.)

Из года в год премии эти попадают в одни и те же руки, отчего авторитет их обладателей необыкновенно растет в собственных глазах… награжденных. Правда, это постоянство вызывает недоумение у части общества, еще не позабывшей, как в 40—50-е годы поощрялись некоторые произведения, о которых сегодня никто и не вспоминает. Но ведь те знаки монаршего расположения связываются исключительно с тоталитарным режимом, диктовавшим свои правила игры. А чем оправдать то, что происходит сегодня, в эпоху торжества плюрализма мнений?! Неужели же весь потенциал нашей прогрессивно настроенной творческой интеллигенции следует направить главным образом на защиту ненормативной лексики и такой же пластики? Или кто-то всерьез полагает, что современные зрители, отправляясь на встречу с героями Шекспира или Чехова, интересуются не столько созданиями гениев, а экзерсисами новоявленных Геростратов от режиссуры? Полноте, господа, мы это уже проходили! К тому же что за фантазия — позиционировать подобных деятелей в качестве оппозиции? Оппозиции, спрашивается, к кому или к чему? Если к институту культуры, многовековым традициям — согласен. Но не к одноименному министерству и департаменту — здесь как раз полное взаимопонимание, гармония и всяческая поддержка! Может быть, дело в том, что с некоторых пор, по примеру нашей Думы, само понятие «оппозиция» обрело какой-то другой смысл?..

Однако, признаюсь, я взялся за перо вовсе не с тем, чтобы с кем-то конкретно полемизировать. Тем более один из сверстников недавно популярно разъяснил мне: наше время истекло в минувшем веке. Сегодня — другое столетие и другие песни.

Хочу рассказать о том, что порадовало меня в нынешнем сезоне, не претендуя на широту охвата театральных событий. Именно эти спектакли вселили в меня надежду. Находки обнаружились на разных сценах. Иногда они были связаны со знаменитыми театрами и великолепными актерами, как, например, Василий Бочкарев в Малом, в мольеровском «Мнимом больном» или в «Селе Степанчикове». Что он вытворяет?! Кажется, еще чуть-чуть — и Станиславский грозно скажет: «Не верю!» Но не тот Бочкарев актер, который может себе разрешить переступить грань дозволенного: идя по острию ножа, он успевает вовремя опомниться и остановиться, так что у Константина Сергеевича, не сомневаюсь, не появятся основания для замечаний Бочкареву.


В Театре имени Маяковского я увидел несколько совершенно разных спектаклей, один лучше другого. «Девятьподесять» — своеобразный экскурс в прошлое, сочиненный с любовью Сашей Денисовой и Никитой Кобелевым. Никто не забыт, ничто не забыто. Это не имитация, это дань уважения к тем, кто в течение девяти десятилетий множил славу коллектива. Как прекрасно, что рассказ этот театр доверил вести молодым. Они не видели те спектакли и тех актеров, о которых театр поручил им сейчас напомнить. Но это никак не отразилось на заинтересованности и азарте, с которыми они ведут свое повествование.


Сцена из спектакля "Бердичев"

А в другой вечер тот же Никита Кобелев показал «Бердичев» — драму в 6 эпизодах, 30 годах и 68 скандалах, сочиненную Фридрихом Горенштейном, фактически впервые достойно представленную на сцене, превратив спектакль в парад актерских удач, где особенно надо выделить Татьяну Аугшкап — Злоту, Игоря Марычева — Сумера, Александра Паля — Вилю, Виталия Гребенникова — Милю, Майю Полянскую — Броню. Многие из них восходят на эту сцену не первый год. Но в данном случае они предстали в совершенно новом качестве. Что же касается Татьяны Орловой, то здесь произошло просто какое-то чудо! Ничего подобного она прежде не делала. Да и делать не могла: материал роли потребовал от актрисы особых наблюдений, выразившихся в интонациях, в пластике, в изменении осанки, фигуры, походки. Определить жанр спектакля сложно. Элементы драматические и трагические переплетаются с элементами комическими и даже сатирическими, образуя нечто целостное.


Сцена из спектакля "Кант"

Не успел я прийти в себя после успеха «Бердичева», как театр пригласил на встречу с Кантом. Марюс Ивашкявичус в содружестве с Миндаугасом Карбаускисом и Сергеем Бархиным предложили свою фантазию на тему одного дня из жизни знаменитого философа, жившего более двух веков назад. Они усадили за обеденный стол его современников, запретив вести дискуссии о работе. Замысел занятный и весьма необычный. Жаль только, что беседы эти иногда грешат многословием, отчего снижается накал, особенно во второй половине. А так снова радуют работы Михаила Филиппова (Кант), Игоря Костолевского (Шульц), Александра Андриенко (Вигилянтий), Виктора Запорожского (Шефнер), Юрия Коренева (Йоэль) и, конечно же, Анатолия Лобоцкого (Лямпе)! За сравнительно короткий период Театр им. Вл. Маяковского явно обретает второе дыхание.

Не впервые приходится мне сетовать на то, что некоторые, особенно удачные, выпуски театральных вузов бесследно растворяются, подобно бочке с чернилами в морских просторах. Вот и сейчас Владимир Иванов приготовил в «Щуке» фактически новый театр с большим, оригинальным репертуаром. И что дальше? Как сложится судьба молодых, прекрасно обученных профессии? Ну хорошо, «Кота в сапогах» решено сохранить на сцене Вахтанговского театра, ежегодно пропуская через него новые выпуски. Это действительно один из лучших спектаклей для самых маленьких, появившийся в Москве за последние годы. Но на меня, к примеру, большое впечатление произвел и чеховский вечер, составленный из композиции по «Иванову» и по одноактной пьесе «Юбилей». Его сделала Анна Дубровская. Она же, кстати, замечательно поставила в антрепризе «Артфурор» пьесу Виктора Шендеровича «Потерпевший Гольдинер» для Владимира Этуша и Ольги Тумайкиной. К сожалению, Анна Дубровская не попала в пул любимцев критики, задающих тон и распределяющих премии. Так пусть хотя бы эти строчки подтвердят, что не все покупается за деньги.

Режиссер и педагог Павел Любимцев не пожелал расставаться со своими учениками и в свободное время организовал студию «Белый шар». В ее репертуаре пока два спектакля: «Сашка» Вячеслава Кондратьева и «Пир хищников» Клода Марси, Анри Жансона и Кристиан-Жака. Благодаря любезности дирекции Театра на Таганке спектакли эти можно увидеть там на Малой сцене. Они отмечены вполне зрелыми актерскими работами, что, к сожалению или к стыду, не дает оснований рассчитывать на какое-то официальное признание или поддержку.

Среди других спектаклей, доставивших мне удовольствие, я назвал бы еще «Ретро» Александра Галина в постановке Юрия Иоффе в Театре на М. Бронной и «Софью Петровну» Лидии Чуковской в постановке Аркадия Каца в Театре «У Никитских ворот». Так что, как видите, для особого уныния, а тем более «отходной» молитвы по театру у меня нет оснований. Другое дело, хороших спектаклей никогда не бывает навалом, навалом как раз бывает… другое. Но не будем забывать, что говорил Ю. Юзовский: ветер разгонит тучи, и мы обязательно снова увидим солнце!

На это дело крепко надеюсь я.

Борис Поюровский, «Новая газета»

Оригинальный адрес статьи