Предложение для зрителей


EN

(495) 690-46-58, 690-62-41
Сретенка: (499) 678-03-04

Всепоглощающая любовь до добра еще ни одну семью не довела

24 Января 2016

Всепоглощающая любовь до добра еще ни одну семью не довела

Пьесу литовского автора Марюса Ивашкявичюса с российскими актерами поставил литовский же режиссер и руководитель театра Миндаугас Карбаускис. В главной роли блистает, а другого слова, каким бы громким оно ни казалось, не подберешь - Евгения Симонова. Играет она супругу гения русской литературы Льва Николаевича Толстого.

Автор пьесы постарался переплести воедино и произведения Толстого и его биографию. Но это не гротеск и не фантазия. Это жизнь, как она есть. Молодой Левин (а точнее сам Лев Николаевич) делает предложение 18-летней Кити (нет, Софье Андреевне) и она соглашается. Левин-Толстой, видя перед собой невинного ребенка, пытается отговорить ее и совершает страшную ошибку: рассказывает о своих многочисленных романах. Что поделать, любвеобильным был Лев Николаевич.

- И что вы всех этих женщин... трогали, - ужасается Кити-Софья.

- И не только! - бахвалится Толстой-Левин.

Софья Андреевна любит избранника искренне и нежно и обещает «всю эту грязь» забыть... Но это легко сказать, а забыть на самом деле - невозможно!

Три с половиной часа, что идет спектакль, Софья Андреевна изматывает мужа подозрениями и ревностью. При этом самого Толстого на сцене нет. Он - гений. Он - светило. Он - мастер. Ему не до этих мирских хлопот, он - творит. А супруга страдает. В его романах, которые она переписывает начисто, она видит образы женщин, которые крадут у нее мужа.

Она устраивает сцены и истерики. Час за часом, день за днем, год за годом она пилит и пилит мужа. В конце концов простая ревность превращается в паранойю. Софью Андреевну сторонится уже не только муж, но и дети.

Впрочем, и дети здесь несчастны. Нет ничего хуже родителя-гения. Ему же надо соответствовать! Доказать себе и миру, что ты достоин быть отпрыском великого Толстого. И вот Лев Львович уже не находит себе места. Мечется из страны в страну, меняет профессии. Старается доказать, что он не Лев Львович, а Лев Толстой. А не получается. Не велик. Увы.

Спектакль - потрясающий, но он и страшный. Он с холодной точностью показывает и доказывает, что, полюбив (мужа ли, жену, отца или мать), нельзя полностью растворяться в другом человеке. Нельзя терять себя, нельзя перестать уважать себя. Просто потому, что ревность и подозрения убивают ту самую любовь. И не только в семьях великих людей. Из-за ревности распадаются многие семьи. До сих пор. Всегда.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Марюс Ивашкявичюс, драматург:

- «Русский роман» - это семейная сага, вариация на тему романа «Анна Каренина», в которой Лев Толстой выступает не только как автор своего шедевра, но и автор своей же семейной драмы. Бывают романы, построенные на жизни автора, а бывают и такие, что строят жизнь автора. Либо ломают. И тогда автор в этом слиянии становится самой трагичной фигурой.

Валентин Звегинцев, «Вечерняя Москва»

Оригинальный адрес статьи